НовостиФотоТекстыБлижний Круг
СКАЗКА ПРО АСЮ, КОТОРАЯ НЕ ВЕРИЛА В ЧУДЕСА - ClaireBoh СКАЗКА ПРО АСЮ, КОТОРАЯ НЕ ВЕРИЛА В ЧУДЕСА

ClaireBoh — СКАЗКА ПРО АСЮ, КОТОРАЯ НЕ ВЕРИЛА В ЧУДЕСА

ГЛАВА 1. ПОДДЕЛЬНОЕ ВОЛШЕБСТВО

В одном большом городе жили-были две сестры – Ася и Варя. Они и сейчас там живут, но только у них в жизни все очень изменилось после чудесных событий, о которых я вам и хочу рассказать.

Когда все это началось, Асе было восемь лет. И уже тогда у нее были длинные рыжеватые волосы, которые она собирала в два веселых хвостика. Варе же было шесть. Хвостики у нее никогда не получались. Ведь у нее на голове росли черные кудряшки, жесткие, как проволока. Варя всегда очень хотела хвостики и часто завидовала своей старшей сестре. А Ася, наоборот, завидовала Варе, потому что, по мнению Аси, кудряшки гораздо интереснее. Так они и спорили перед зеркалом каждое утро, пока мама не начинала их торопить. Ведь Асе надо было в школу. А Варе – в детский садик.

Родители Аси и Вари были вечно заняты. Иногда папа ходил на работу даже в выходные. Мама говорила, что он хочет заработать на их летний отдых. Но и сама она тоже порой засиживалась в своем офисе допоздна. И тогда она просила тетю Весну забрать их – Варю из садика, Асю – с продленки, - и отвести домой.

Тетя Весна – мамина старшая сестра. Она всегда жила неподалеку. Но на работу не ходила. Потому что она художница. А художникам на работу ходить не нужно, у них работа дома. Или в мастерской.

Тетя Весна такая же рыжеволосая, как Ася, и такая же кудрявая, как Варя. Она вообще не ходит в парикмахерскую. Когда у нее хорошее настроение, Ася и Варя плетут ей неровные косички. Тетя уверена, что у художниц должны быть длинные волосы, как у фей. Ведь и художницы, и феи занимаются волшебством.

Все это Асе казалось смешным. Ведь Ася не верила в волшебство. Когда Ася была маленькой, она была убеждена, что Дед Мороз и феи существуют. Она подозревала, что ее тетя Весна тоже умеет колдовать. Но однажды девочка заметила, что у деда Мороза, который пришел к ним перед Новым годом и принес подарки ей и сестре, целых четыре ноздри. А, приглядевшись, Ася поняла, что это дядя Кирилл, папин брат, который надел на себя маску. Нос у маски был слишком узким. И не налезал на нос дяди Кирилла. А потому видны были настоящие ноздри дяди и ненастоящие - Деда Мороза.

С тех пор Ася перестала ждать Нового года: какой смысл в празднике, если самого главного волшебника, которого все так любят и который дарит подарки, просто не существует?..

Когда Ася рассказала об этом младшей сестре, та ее не поняла. «Как это, какой смысл?» - удивилась Варя. – «Смысл праздника в самом празднике. А смысл подарков – в самих подарках!» - подытожила она. Варя была уверена: если взрослые считают, что в Деда Мороза надо наряжаться, потому что его не существует, это не значит, что все действительно так! «Если ты не можешь доказать, что Деда Мороза нет, тогда и не говори!» - заявила она.

С феями у Аси тоже получилось нелепо. Тетя Весна рассказывала, что в лесу, рядом с дачным домиком, их живет великое множество. И что в полнолуние можно увидеть, как они танцуют на лесных полянах, высоко подпрыгивая, в серебристых платьях, украшенных ночными мотыльками и звенящими, как бубенчики, светлячками. И вот однажды Ася и Варя решили посмотреть на танец светящихся фей. В полнолуние они завели будильник на час ночи, проснулись и тихонько выскользнули из дома, пока взрослые спали. Подойдя к лесу, девочки услышали странный звон и как будто музыку. «Это феи», - решили они. Но войти в темноту не отважились. Пока они колебались, на опушке появилась пара веселых мальчишек. У одного из них был магнитофон, из которого и слышалась музыка. Другой же в руках нес палку с привязанными к ней какими-то консервными банками. С каждым его шагом банки звякали. И этот звук и показался Асе и Варе похожим на далекий звон светлячков. Увидев сестер, мальчишки остановились и строго спросили: «А вы что тут делаете?» - «Мы хотели увидеть фей», - ответила Ася. «Чепуха!» - засмеялись мальчишки. – «Никаких фей тут не было и нет! Так что идите-ка спать!» Так и закончилась охота сестер на лесных фей.

Так и закончилась вера Аси в волшебство.

Странное дело, но Варя, кажется, наоборот, после этого случая поверила в фей еще больше. «Как ты думаешь», - однажды спросила она сестру. – «А кто были те мальчишки?» «Ну, обычные деревенские ребята», - ответила Ася. – «А что они делали в лесу ночью?» - продолжала пытать ее Варя. – «Не знаю, гуляли». «А зачем», - не унималась Варя, - «Скажи, зачем деревенским ребятам гулять в лесу так поздно? Грибов не видно, ягод – тоже». «Ну, они же большие уже, им, наверное, хочется ходить по ночам», - предположила Ася. – «Тетя Весна как-то говорила, что большим иногда хочется». – «А зачем тогда с магнитофоном?» - «Это для настроения, музыку ведь для настроения слушают». – «А что у того, второго, была за палка с железяками?» - Варя даже и не думала останавливаться, и Ася рассердилась. – «И зачем?» - передразнила она сестру. – «Зачем? Зачем? Зачем?! И почему, почему, где, когда, для чего?!» «Потому», - не обращая внимания на насмешки, рассудительно проговорила Варя, - «Потому, что это были не простые мальчишки. И вовсе они не деревенские». «А какие, какие, какие?!» - уже тише спросила Ася. – «Лесные!» - гордо заявила Варя.

На этом их разговор и закончился. Ася осталась при своем мнении, что ребята были самые обыкновенные. А Варя – при своем, что ребята были какие-то «лесные».

Вот и получилось, что самые волшебные времена года – зима и лето – не приносили больше Асе той радости, которую она чувствовала года два назад. Когда была такой же, как теперь ее младшая сестра. Которая продолжала радоваться и мечтать о Новом годе и о встрече с Дедом Морозом. А, получив подарки, сразу же начинала ждать лета, чтобы отправиться на дачу с тетей Весной и послушать ее рассказы про фей и волшебство. Сколько раз Ася пыталась убедить Варю, что никакого волшебства нет! Но все бесполезно.

Однажды тетя Весна рисовала на веранде, а сестры сидели в саду за круглым деревянным столом и пили чай из старинных белых чашек с голубыми цветочками. Ася очень любила такие дни – не холодные и не жаркие, когда можно было играть и болтать под яблоней, и при этом солнце не пекло, и дождя не было. Итак, сестры пили чай и спорили, как обычно. Сначала они взялись за свой любимый спор – про рыжие хвостики и черные кудряшки. Но потихоньку перешли к другой теме – к чудесам. «Значит, - пыталась рассуждать Ася, - Ты считаешь, что феи водятся в лесу». – «Да, я считаю», - подтвердила Варя. – «То есть, они водятся в лесу… летом?» - Ася хитро прищурилась. – «Ага!» - кивнула Варя. «А зимой, зимой – куда они деваются?» - спросила Ася и победоносно посмотрела на сестру. – «Зимой… зимой…» - Варя была в растерянности. «Ну, хорошо», - с удовольствием прервала ее Ася. – «А Дед Мороз? Куда он исчезает летом?» Глаза Вари наполнились слезами. Казалось, она сейчас расплачется. Но тут ей на помощь пришла тетя Весна. «Понимаешь», - проговорила она из-за мольберта, - «Они никуда не деваются. Просто у Деда Мороза никогда не наступает ни весна, ни лето, ни осень. Он всегда живет только в зиме. И Новый год у него – почти каждый день, он ходит по домам и дарит людям подарки точно так же, как твои родители – каждый день ходят на работу». Варя сияла. «А у фей – работа ночная? Танцевать?» - с улыбкой спросила она. «Не совсем», - тихо ответила тетя Весна. «А кто же тогда водится в весне?» - насмешливо прервала ее Ася. – «Может быть, ты, тетя Весна?» «Жаль, что у нас нет тети Осени!» - задумчиво произнесла Варя. Но тут тетя Весна выглянула из-за мольберта и воскликнула: «Девчонки, чай вы допили, а чашки и варенье не убрали! Ай-ай-ай!» На том разговор и закончился.

«А все-таки, странно у нас зовут тетю», - прошептала Варя, когда сестры вечером того же дня лежали в своих постелях. Через окно, выходившее на веранду, было видно, что та еще не спала, а сидела у торшера в кресле-качалке и читала. Чудесная ночь, тихая, безоблачная. Только вдалеке было слышно, как среди полей проносятся поезда. У лампочки кружили ночные бабочки. Лучи проникали в комнату, задерживаясь в полупрозрачных занавесках. Дощатый пол, подушки в кружевах, вешалка с летними платьями, - все было в причудливых тенях. Самое время поболтать.

«Ничего странного», - ответила Ася. – «Мама говорила, что это потому, что тетя Весна родилась весной». «Как настоящая фея», - бормочет уже в полусне Варя. Младшая сестра явно устала и провалилась в сон. А старшей не спится. Как это было славно, верить в чудеса! Как хорошо было, когда она, Ася, тоже считала тетю Весну феей. Как ей нравилось верить в то, что Дед Мороз существует, а летний лес полон танцующих волшебных существ и звенящих светлячков!

«Может быть», - подумала Ася. - «Я перестала верить в волшебство, когда пошла в школу? Взрослые ведь не верят в волшебство, я стала взрослее, и тоже перестала верить? Ничего себе», - вдруг спохватилась она. - «Ведь мне через несколько месяцев будет целых девять лет!» Девять лет! Звучит просто невероятно! «Когда мне будет девять», - рассуждала Ася, - «Я буду совсем взрослая. В волшебников я уже не верю. А во что я верю? Может быть, я верю в ангелов? Нет, пожалуй, я не верю в ангелов», - заключила она. «Но, если бы я в них верила, то в девять лет могла бы разувериться. А теперь»… - не успев додумать эту мысль, Ася провалилась в сон. А тени от мотыльков продолжали трепетать на дощатом полу, на кружевных наволочках и на вешалке с летними платьями. И было слышно, как вдали, среди полей, проносятся поезда.

ГЛАВА 2. ГРИБЫ В ПРУДУ

Наступила осень. Ася снова пошла в школу и допоздна задерживалась на продленке, потому что мама и папа много работали. Варя тоже часто сидела вечерами в детском саду одна: всех детей уже разобрали, а за ней вот-вот придет тетя Весна. В такие моменты Варе казалось, что она растет. Потому что внутри у нее как будто что-то ныло – то ли в сердце, то ли в душе. Может быть, ей было просто одиноко?.. Вот если бы сейчас здесь была Ася! И что там поделывает старшая сестра? – А старшая сестра, точно так же, как младшая, сидела в школе, и поэтому и старая воспитательница продленки никак не могла закончить работу. «Твои родители такие занятые», - ворчала она. – «Я никогда твою маму и не видела! Зато тетку твою я отлично знаю, хорошая тетка, веселая!» - Асе всегда было приятно поговорить про тетю Весну, ведь это ее единственная и очень любимая тетя. «Какие же у нее волосы хорошие», - качала головой пожилая дама. – «Только однажды я встречала женщину с такими волосами. Было это… Где же это было…» - воспитательница удивленно посмотрела на Асю. – «Я вот только что помнила, где это было. А теперь … забыла… Что-то странное происходит… Я как раз хотела рассказать об этой встрече… Хотела вспомнить…» - Но тут распахнулась дверь и вошла тетя Весна, как всегда, румяная, веселая, и Ася кинулась к ней на шею. «Тетя Весна, я так по тебе скучала!» - закричала Ася. И они вместе пошли в садик за Варей.

Хотя осенью Ася и Варя жили в городе, иногда по выходным они с тетей ездили на дачу. И это им всегда очень нравилось! Ведь именно на даче можно почувствовать запах осенних листьев, ведь именно на даче можно гулять по лесу и собирать грибы. И именно на даче можно разжечь печку и слушать, как потрескивают горящие ветки. Правда, печку разжигала тетя Весна, зато сестрам она разрешала подбрасывать ветки в огонь, но строго по очереди, чтобы никому не было обидно.

Вот и в эти выходные Ася и Варя поехали на дачу.

Машина тети Весны маленькая, но вместительная. В нее можно посадить саму тетю Весну, Асю, Варю, кошку Мулю, а также поставить коробку с красками и большой тубус с бумагой и холстами. На крышу машины тетя Весна обычно привязывала свой мольберт, и от этого ее легковушка становилась похожей на игрушечную пожарную машину. А в багажник укладывались съестные припасы: пряники, вафли, гречневая каша, сметана, йогурт, лимоны и яблоки. «Все везут еду с дачи», - приговаривала тетя Весна, крепче устанавливая корзину. – «А мы везем еду на дачу!» А все потому, что на даче у тети Весны росли только сосны и ароматные травы в огороде. «Остальное я себе нарисую», - поясняла она. Варя верила, что тетя Весна и впрямь может что-то нарисовать, например, банку с вареньем, а потом взять это варенье с холста и пить с ним чай. Но Ася, конечно, понимала, что тетя Весна говорит про деньги, которые она получала от продажи картин. Тетя Весна создавала картину, эту картину кто-то покупал, а на выручку она приобретала баночку варенья.

Правда, Ася никогда не видела, как тетя Весна продает картины. И будь Ася чуть младше, она бы, как и Варя, решила, что тетя рисует себе все, чего ей не хватает, и потом эти нужные вещи сходят с ее холста и становятся настоящими.

Об этом и думала Ася, сидя в машине. Между тем, начал накрапывать мелкий осенний дождик, но и сестры, и тетя Весна были даже рады этому: ведь когда на улице дождик, особенно уютно сидеть в теплом домике и пить чай с лимоном.

«А завтра погода будет хорошая?» - вдруг спросила Варя.
«А разве эта погода – плохая?» - удивилась тетя.
«Ну, я имею в виду, не будет сильного дождя?» - не унималась Варя.
«Почему ты так беспокоишься? Даже если и будет дождь, что с того?»
«У меня в понедельник важный день», - объяснила Варя. – «Мы ставим настоящий спектакль, «Щелкунчик», и мне надо на генеральную репетицию!»
«А кого ты играешь?» - подключилась Ася.
«Я играю Фею Драже!» - гордо ответила Варя.
«Опять феи», - вздохнула Ася и отвернулась к окну.
«Какая замечательная роль!» - решила подбодрить Варю тетя Весна. – «Так чем же тебе дождь может помешать прийти на репетицию?»
«Ну, вдруг будет слякоть, и машина завязнет…» - взволнованно проговорила Варя.

Тетя Весна рассмеялась: «Ай-ай-ай, Варя, не каркай, моя девочка!» И все трое принялись дразниться и каркать так громко, что кошка Муля, спавшая на заднем сидении автомобиля, проснулась и испуганно выгнула свою пушистую спинку.


Дом их встретил сыростью и прохладой. Поскорее бы печку затопить! «Что будем есть на ужин, девчонки?» - весело спросила тетя Весна. «Жареные грибы со сметаной!» - хором ответили Ася и Варя. «Но ведь грибы надо собрать!» - возразила им тетя Весна. «Пойдем и соберем!» - с готовностью воскликнули сестры. Тетя Весна задумалась: ходить под холодным сентябрьским дождиком … А в понедельник Варе во что бы то ни стало надо быть в городе и репетировать спектакль… Но Ася и Варя очень хотели пойти. «Ну, пожалуйста, тетя Весна, пожа-а-алуйста! Мы наденем капюшоны, шерстяные носки и резиновые сапоги! Мы быстро, туда и обратно!» - молили они. И тетя Весна согласилась. «Ладно, - сказала она. – Ходите только по опушке, в лес – ни ногой! У вас есть один час!» «Ура-а-а!» - закричали Ася и Варя. И принялись одеваться. Они взяли маленькие круглые корзинки, крошечные перочинные ножички – чтобы срезать грибочки, а не вырывать их с корнем из грибницы, и отправились на улицу.

Многие сказки так и начинаются – однажды девочки решили пойти в лес за грибами, а их родители им и говорят: «Только не ходите далеко…» И что обычно случается в таких сказках? Грибок за грибком, ягодка за ягодкой, дети уходят в чащу, сами того не замечая, и – поздравляю, вот они и заблудились! Но в моей сказке все немного иначе. Грибок за грибком, и девчонки наши сами не заметили, как набрали полные корзинки! А когда собрались возвращаться домой, тут-то и случилась неприятность: Варя шла как раз по тропинке, которая вилась вдоль берега небольшого пруда. Поскользнулась на влажном корешке, торчавшем из земли, и упала вместе с корзинкой прямо в ледяную воду! Да еще и, вместо того, чтобы тут же вылезти на сушу, принялась, стоя по пояс в воде, ловить всплывшие вокруг нее грибы! «Варя, вылезай! Простудишься!» - в ужасе закричала Ася. Но Варя сгребала непослушные грибы в корзину, а те качались на волнах, и Варина одежда была уже насквозь мокрой…

Домой девочки мчались изо всех сил. У Вари зуб на зуб не попадал, Ася же стянула с нее мокрую куртку и накинула на нее свою, сухую. Самой Асе было жарко от бега и от переживаний, ее лицо раскраснелось, рыжие хвостики превратились в растрепанные мочалки… Обе девочки всхлипывали. На крыльце их ждала обеспокоенная тетя – она как чувствовала, что сестры попали в переделку. «Скорее в дом, раздевайся и становись в таз!» - скомандовала она. Через минуту Варя уже сидела в тазу на корточках, а тетя Весна поливала ее из чайника, согретого на печке к ужину, теплой водой. Потом насухо вытерла, надела на нее мягкую фланелевую пижамку и уложила в постель. Но Варя как будто не могла согреться: все куталась, куталась, то так ляжет, то эдак, то калачиком свернется, то котеночком, то гусеничкой… Не помог и горячий чай с малиновым вареньем. И даже колыбельная – специальная согревающая колыбельная тети Весны.

Байка, фланелька и шерсть.
Будут с тобой ночевать.
Завтра проснемся опять.
Чтобы им песенку спеть.


ГЛАВА 3. СТРАННЫЙ ПОЕЗД

Ночью у Вари поднялась температура. А под утро тетя Весна разбудила Асю. Когда девочка открыла глаза, она удивилась: на тете вместо привычного дачного пальто был какой-то темно-зеленый плащ, скрывавший ее почти до пят, и высокая зеленая же шляпа, похожая на цилиндр, какие носили в старину писатели. «Ася, поднимайся, надень это, и я тебя провожу», - скомандовала тетя, и только теперь Ася заметила, что та протягивает ей что-то оранжево-красное, легкое и переливающееся, словно из шелка. Ася откинула одеяло и в один миг очутилась на ногах. Она взяла кусочек яркой ткани, и тот тотчас же расправился и превратился в длинный, как будто огненный, плащ. «Прямо на пижаму?» - удивилась Ася. «Да, это не так важно!» - кивнула тетя. Вид у нее был озабоченный. «А куда мы идем?» - спросила Ася, заворачиваясь в шелк. «На станцию. Поторопись! А то поезд уйдет!»

Через несколько мгновений Ася и тетя Весна уже шли по лесу. Плащ, который Ася надела прямо поверх пижамы, странным образом согревал ее. Хотя стояло раннее осеннее утро, и в лесу еще примораживало, девочка к своему удивлению вообще не ощущала холода. Она бы, конечно, спросила у тети, что это за плащ, тонкий, как паутинка, но при этом теплый, как куртка, - но та выглядела непривычно сдержанной и строгой, и потому Ася не решилась приставать к ней с такой чепухой. К тому же, ее гораздо больше беспокоили другие вопросы. На какой-такой поезд они опаздывают? И как они смогут уехать, когда дома лежит больная Варя? Наконец, она все-таки не удержалась.

«Тетушка Весна», - вкрадчиво начала Ася. – «А как же наша Варя, ей же там так плохо?» Тетя сначала сурово посмотрела на Асю. А потом, словно осознав все Асино беспокойство, быстрым шепотом ответила: «Я скоро вернусь. На поезде поедешь ты одна. Я тебе все объясню, потерпи, пожалуйста, сейчас мы сворачиваем на Ту Самую Тропинку, так что надо молчать!»

Та Самая Тропинка больше напоминала непроходимые заросли. Просто вдруг тетя свернула с привычной дороги, которая вела через лес на станцию, и пошла напрямик по влажной осенней траве, покрытой инеем, продираясь сквозь наполовину уже облетевшие кусты, усыпанные белыми ягодами. В предрассветной мгле эти ягоды как будто светились холодным молочным светом. Ася побежала за ней. Она очень боялась, что острые ветки порвут ее тонкую шелковую накидку. Но – странное дело, казалось, заросли раздвигались, когда она в них погружалась, и ни один сучок не задел ее. У нее в голове появлялось все больше новых вопросов, но она никак не решалась задать их тете, ведь та строго-настрого наказала Асе хранить молчание!

Наконец, белых ягод стало меньше, кусты тоже поредели. Да и небо из мглистого серого превратилось в светло-розовое: солнце вот-вот должно было взойти. Они с тетей вышли на опушку, и Ася к своему удивлению поняла, что никогда раньше не знала о существовании в дачном лесу такого странного места. Это был большой луг, покрытый ровным слоем мягкой травы. Посреди луга проходила железнодорожная колея. А прямо перед Асей и тетей Весной располагалась низкая платформа с крошечным домиком кассы прямо в центре станции. И платформа, и домик словно светились странным зеленоватым светом. Когда Ася и тетя Весна подошли поближе, оказалось, что все здесь собрано из стекла – но не обычного, а крошечных стеклянных кусочков, мутноватых, с округлыми краями, - таких, какие Ася и Варя находили на море летом, где они отдыхали с папой и мамой. Эти зеленоватые стекляшки придавали и домику, и платформе совершенно необычный вид.

Тетя подвела Асю к окошку. В нем сидело какое-то странное существо. Вроде бы, это была старушка, но ее лицо было почему-то покрыто серым пухом. Только Ася хотела как следует разглядеть кассиршу, как тетя Весна ее загородила собой. «Здравствуйте!» - сказала тетя. «Вам билетик? Какая зона?» - спросила старушка. И Ася совершенно точно услышала ответ тети Весны: «Простая прошедшая». Асе показалось, что где-то она слышала нечто подобное. Но где? – Она никак не могла вспомнить.

В этот момент тетя Весна обернулась и протянула девочке билет – прямоугольный кусочек зеленого картона, на котором было написано: «Лесная касса. Простая прошедшая зона. Билет действителен в обе стороны». В углу прямоугольника была небольшая картинка, вроде рекламы, на которой можно было различить улыбающуюся мышь в фуражке, салютующую пассажиру. И надпись: «Путешествие во времени с комфортом!» Точно! – подумала Ася. – Ведь старушка в кассе была очень похожа на большую мышь! Но только она хотела сказать это тете Весне, как раздался гудок, и к перрону подъехал поезд – его зеленые вагоны были влажными от росы, на стеклах кое-где виднелись белые разводы инея.

«Послушай меня», - тетя Весна наклонилась и заглянула Асе прямо в глаза. – «Ты едешь до станции Простое Прошедшее. Выходишь и спрашиваешь у первого встречного, как найти замок Четыре Сыра. Ты отправляешься в замок. Там тебя будет ждать хозяйка, она узнает тебя по этому плащу, который на тебе. Ей ты скажешь, что ты моя племянница, и что твоя сестра Варя упала в пруд и серьезно заболела. И что тебе обязательно надо исправить вчерашний день. Хозяйка замка может потребовать от тебя плату. Делай все, что она тебе велит, и ничего не бойся. А потом разберешься сама. Главное – билет не потеряй, спрячь его хорошенько, особенно если придется провести в замке какое-то время. Насчет времени, кстати, не волнуйся, оно будет идти только в замке, а здесь время будет стоять. Вот и все. Ах, да. И плащ никому не отдавай и вообще, не снимай его, этот плащ – осенний, он тебе помощник во всем, слышишь?» - последние слова тетя Весна уже прокричала, потому что напротив нее и Аси остановился вагон, раздалось громкое шипение и пошел пар. Наконец, все стихло, дверца поезда открылась, и пораженная Ася увидела стоявшую на ступеньках гигантскую мышь в форме проводницы и в фуражке – точь-в-точь такую, как на билете.

Ася не поверила своим глазам. Сначала она попыталась больно ущипнуть себя за руку. Но ни мышь, ни стеклянный перрон, ни поезд не исчезли. Потом она обернулась к тете Весне, чтобы спросить ее, не сон ли это. Но тетя Весна, оказывается, уже спускалась с платформы, Ася увидела лишь ее спину, через несколько секунд тетин плащ растворился в лесной чаще.

«Ваш билетик?» - приветливо спросила мышь. Ася протянула ей свой зеленый билет. Проводница глянула на него и кивнула. «Не потеряйте его!» - посоветовала она. – «Это билет в обе стороны!» - и вежливо поклонилась, пропуская Асю внутрь вагона.
Сев на мягкое кресло, обитое зеленым бархатом, Ася посмотрела в окно. Стеклянная станция посреди дачного леса. Гигантские мыши – служащие железной дороги. Предстоящее путешествие в прошлое… Все слишком странно. А вдруг все-таки Дед Мороз существует?..

Пока она так размышляла, мышь-проводница подошла к ней с большим жестяным подносом. На нем стояло несколько стаканов в очень красивых подстаканниках с узорами в виде танцующих мышек. «Чайку?» - поинтересовалась мышь. В этот момент Ася почувствовала, что в горле у нее уже давно пересохло. «Да, пожалуйста!» - кивнула она, и тут же спохватилась: «А сколько стоит стакан чая?» - «Входит в стоимость билета!» - невозмутимо сказала мышь и протянула Асе один стакан.

Пожалуй, это был самый душистый чай, который Ася когда-либо пробовала. Он пах осенней листвой и летним лугом, вишневыми веточками и еловыми побегами, - в общем, в нем как будто были собраны все самые приятные запахи леса и сада.

Сделав пару глотков, Ася улыбнулась: «Спасибо, это очень вкусный чай!» Мышь явно была польщена. «Пожалуйста», - довольно сказала она. – «И, кстати… Если вам интересно… Дед Мороз сейчас как раз с вами в одном вагоне, во-он там!» А откуда вы узнали, что я думала о Деде Морозе, хотела спросить Ася, но мышь уже двинулась дальше по проходу, предлагая чай другим пассажирам. Ася обернулась. Здесь было не так уж много народу. Впрочем, этих пассажиров вряд ли можно было бы назвать народом. Это была пара гигантских мышей в форме железнодорожников, странная худая дама в огромной шляпе, как будто сделанной из разноцветных монпансье, и … действительно, Дед Мороз! Вернее, быстро решила Ася, дяденька в костюме Деда Мороза. Кстати, тут же подметила девочка, он с удовольствием согласился попить чаю, вряд ли настоящий Дед Мороз захотел бы что-то горячее… И в ту же секунду Ася увидела, как он взял подстаканник, и тот тотчас же покрылся сверкающим налетом, то ли инеем, то ли настом, - невероятного, праздничного голубого цвета!

Не может быть! – Ася, не отрываясь, следила за Дедом Морозом. А тот, как ни в чем не бывало, приблизил стакан ко рту и стал высыпать в себя… вот именно, высыпать, а не вливать! – какое-то невероятное количество ледяных коричневатых кубиков: видимо, в них и превратился чай от его холодных прикосновений... Проводница повернулась к Асе и подмигнула. И в это мгновение раздался гудок, поезд вздохнул и тронулся.

Пока состав набирал скорость, Ася не могла отвести взгляда от окна. Сначала она увидела все те же покрытые осенней травой луга. И вот, картина переменилась. Казалось, поезд въехал на высокую насыпь, потому что все теперь было как бы немного внизу. Туманы, осенние леса, дальние деревеньки , окутанные то ли печным дымом, то ли дождливой мглой, небольшие озера с черной гладью, как будто облепленной желтыми и красными листьями… Все было слишком ярким и слишком маленьким, чтобы быть настоящим. «И все же, это не сон», - подумала Ася. – «Ведь сны не бывают такими подробными и такими… волшебными! Кажется… я уже готова поверить в волшебство», - призналась себе девочка. И как только она это подумала, поезд стал сбавлять ход.

«Простое прошедшее! Простое прошедшее!» - громко объявила мышь.

ГЛАВА 4. «ПРОСТОЕ ПРОШЕДШЕЕ». Тележка с сыром и помидорный огород

Ася встала и вышла в тамбур. Мышь снова ей подмигнула: «Билет не потеряйте!» - еще раз повторила проводница. – «Счастливого пути!» - и услужливо распахнула перед ней дверцу вагона. Ася ее поблагодарила и ступила на платформу. Эта станция оказалась еще более странной, чем та, лесная. Здесь все – и перрон, и касса, и даже гигантские часы на ней, - были сделаны из какого-то желтого материала, похожего на губку, но твердого, как камень. Местами в нем виднелись крупные круглые дырки, какие бывают в сыре. Точно! – Асю вдруг осенило. – Это же сыр! Сырная станция! Наверное, здесь недалеко находится замок Четыре Сыра, который ей и нужен…


Странное название – Четыре Сыра. Ася подумала, что где-то она его уже встречала… Но, пожалуй, сейчас ей не хотелось отгадывать загадки. Пусть все идет своим чередом!

Итак, теперь надо найти первого встречного, о котором говорила тетя Весна. Сойдет ли за него мышь, которая наверняка сидит в маленьком «сырном» домике посреди перрона и продает билеты?.. Нет, вряд ли кассиршу можно назвать встречным. Обычно встречный – это тот, кого встречаешь… Но все же надо проверить.

Ася подошла к окошку. Внутри, как она и предполагала, сидела мышь, похожая на старушку и - как две капли воды - на мышь из лесной кассы. «Добрый день», - начала Ася. «Вам билетик?» - участливо спросила мышь. «Нет, не совсем… Вы не могли бы мне подсказать, где находится замок Четыре Сыра?» «Какая зона?» - поинтересовалась мышь с прежним выражением, как будто Ася ничего у нее даже и не спрашивала. «Нет», - сделала еще одну попытку Ася. – «Мне бы хотелось попасть в замок…» «Вам билетик?» - снова спросила мышь и внезапно, подняв из-под прилавка заднюю ногу с розовыми подушечками на стопе, почесала ею за ухом. «Видимо», - решила Ася, - «Эти мыши-кассирши только и умеют, что билеты продавать…» И она огляделась в поисках первого встречного. Однако желтая платформа была пуста. Тогда Ася решила спуститься с нее, чтобы осмотреться. Она прошла по рыхлым и крошащимся от времени ступенькам вниз и оказалась на небольшой площади, вымощенной, как булыжниками, все тем же «сырным» камнем. Вокруг площади были плотно выстроены одинаковые желтые домишки, явно жилые, судя по аккуратным кружевным занавескам на окнах и уютному дыму над каждой трубой. Однако и здесь никого не было. Это был целый городок, совершенно безлюдный! «Видимо, погода…» - подумала Ася и поежилась. На улице действительно было свежо.

«Сырные шарики, поп-корн под эдамом, мороженое из сыра «Филадельфия», сласти, солености, все самое вкусное!» - вдруг услышала она голос. Из подворотни одного из домов сначала показалась громоздкая деревянная тележка, накрытая сверху огромным желтым зонтом, а затем Ася с удивлением увидела продавца, не то гнома с очень крупным носом, не то какаду с руками и ногами, как у гнома. Он продолжал зазывать покупателей, расписывая свой товар: «Пирожки с рикоттой! Копченый чечил в колечках! Червячки из пармезана!» Но покупателей-то вокруг никаких не было. Ася подошла к гному-какаду и поздоровалась. Он остановился и, совершенно по-птичьи наклонив голову набок, стал разглядывать Асю. «Здравствуйте!» - еще раз повторила Ася. «Ну, здравствуйте!» - протянул продавец. «Скажите, пожалуйста, как мне попасть в замок Четыре сыра?» - спросила Ася. «А-а-а!» - вдруг рассмеялся гном-какаду, как будто с облегчением. – «Очень, очень просто! Пройдете через три подворотни, завернете налево, в Мокрый переулок, потом – направо, в Сухой, затем пройдете через помидорный огород, за ним - по грибной тропинке, мимо мельницы, покалякать, а там и замок!» И продавец вдруг пустился в пляс, оставив свою тележку. Он носился по желтой площади, и Ася даже испугалась, что не у него, а у нее, наблюдающей этот безумный танец, закружится голова! Наконец, он успокоился и вернулся к тележке. «Запомнили?» - спросил он. «Кажется», - неуверенно сказала Ася. «Тогда слушайте еще раз!» И гном-какаду повторил, как найти замок, и снова, как и в прошлый раз, пустился в пляс по всей площади.

«Три подворотни, налево в Мокрый переулок, направо – в Сухой, помидорный огород, грибная тропинка, мельница-покалякать, хоть это звучит странно, и замок», - пробормотала Ася, чтобы лучше запомнить, и направилась в ту подворотню, из которой вышел весельчак какаду с тележкой.

Пройдя через арку, Ася увидела точь-в-точь такую же площадь, как и та, на которой, судя по всему, еще отплясывал гном-какаду. Она пересекла пустое пространство и снова нырнула в точно такую же подворотню. За которой была еще одна, третья по счету, площадь и третья же по счету подворотня. Наконец, девочка прошла и через нее. И очутилась в узком переулке. Здесь дома как будто склонились над мостовой, казалось, они сделаны из светлого воска. Они словно сгибались, оплывали и готовы были вот-вот капнуть на желтую мостовую… ну, конечно, расплавленным сыром! Табличка, которую Ася обнаружила на первом доме, гласила: «Переулок Мокрый». «Отлично, значит, мне сюда», - решила Ася. Она шла по узкому проходу и вглядывалась в каждый дом. В окнах кое-где горел свет, но никого не было видно. На подоконниках стояли горшки, но в них выращивали не цветы, а самую обыкновенную огородную зелень – во всяком случае, Ася распознала на нескольких окнах укроп, петрушку и лук… «Сюда бы тетю Весну», - подумала Ася. «Она же так любит зелень!»

За одним из домов на правой стороне улицы Ася заметила другой узкий проход. Она вошла в него и увидела табличку: «Переулок Сухой». Значит, сюда. В этом странном переулке были совершенно другие дома – красноватые, как будто сделаны из глины, кое-где покрытые трещинами. Вместо подъездов здесь были ниши в стенах, и там, почти уже внутри самих домов, горели большие полукруглые печки, на которых пеклись тончайшие хлебные лепешки. Но кто делал эти лепешки? Ася по-прежнему никого еще не встретила. Ни души.

Пройдя через Сухой переулок, Ася вдруг очутилась на открытой местности. Это была круглая площадка, вся усеянная помидорными кустами. На листьях растений поблескивали кристаллики льда. Но сами помидоры, которых здесь было великое множество, выглядели свежими, сочными и гладкими, как будто холод им был нипочем. Площадка эта находилась на возвышении, под обрывом виднелся скалистый берег и быстрая речка, по которой – сверху это было отчетливо видно – стремглав проносились красные кленовые листья, а между ними сновали крупные синевато-серебристые рыбы.

«Какая красота!» - воскликнула Ася. «И вкуснота!» - услышала она голос из ближайших зарослей помидоров. Среди листвы показалась сначала круглая мордочка с пятачком, вымазанным в томатном соке, а затем Ася увидела и всю свинку, одетую в уморительный комбинезончик в мелкую сине-белую, «морскую», полоску. Свинка явно объедалась помидорами, пока никто не видел. Впрочем, она и не скрывала своих аппетитов – в ее передней лапе, в копытце, которое она использовала, как руку, была зажата целая ветка с несколькими прекрасными помидорами.

Ася вдруг поняла, что уже ничему не удивляется. Ее новый знакомый – говорящий поросенок в тельняшке, и это кажется вполне нормальным.

«Здравствуйте!» - приветствовала его Ася.
«Здравствуйте!» - произнес поросенок и с довольным хрюканьем сжевал очередной помидор с ветки. «Помидорчик?» - вдруг спохватился он. Ася еще на желтой площади, услышав про мороженое из «Филадельфии» и «червячки» из пармезана, почувствовала приступ голода. Так что теперь с благодарностью оторвала от свинкиной ветки помидор. Вкус у него был действительно великолепный! Это был как будто не просто помидор, а целый салат – с огурцами, зеленью, брынзой, маслинами и оливковым маслом! Волшебный помидор! «Как вкусно!» - сказала Ася. «И красиво!» - подмигнул ей поросенок и восторженно захрюкал.

«Что это за место?» - спросила Ася. «Как – что?» - удивился поросенок. «Вы же тут не случайно очутились? Значит, должны знать, что это за место…» «Помидорный огород, я знаю…» - кивнула Ася. «Правильно!» - подтвердил поросенок. «Но вообще… Что это за место?» «Вы же сюда приехали на поезде?» - подсказал поросенок. – «Станцию помните?» «Помню, Простое Прошедшее». «Ну, вот. Это все происходит в прошедшем времени», - пояснил поросенок. «А-а-а, это простое прошедшее время, как в английском?» - Ася уже два года учила английский в школе, и знала, что в этом языке очень много разных времен – простых и сложных. «Ну, да», - обрадовался поросенок. – «На железной дороге еще много разных станций. Есть даже платформа Будущее в Прошлом!» «Как это?» - спросила Ася. «Ну, это то, что должно сбыться, но еще не сбылось. Потому что это происходит в будущем, но задолго до настоящего будущего!..» - видно было, что поросенок и сам начинает путаться. – «В общем… как-то так!» - подытожил он, и с облегчением вгрызся в очередной помидор. «Кстати… вы ведь идете в замок Четыре Сыра?» – «Да. Мне надо к хозяйке», - пояснила Ася. «Тогда… передайте ей, что все помидоры уже созрели! Пора их собирать! Кстати, меня зовут Хрюндель, господин Хрюндель, я и занимаюсь этим огородом. Так что – прошу заметить! – ем эти сочные помидоры совершенно официально! Это моя зарплата! Я ее получаю… помидорами!» «Конечно, конечно», - заторопилась Ася. – «Я все поняла, передам, господин Хрюндель!» И она отправилась дальше.

ГЛАВА 5. «ПРОСТОЕ ПРОШЕДШЕЕ». Грибная тропинка

Спустившись с площадки, на которой росли помидоры, Ася попала на другую, больше напоминавшую замковый парк. Вокруг были аккуратно постриженные кустики самшита, а за ними – по обеим сторонам – виднелись настоящие зеленые скульптуры, из живых растений! Ася подумала, что здесь, должно быть, трудилась целая компания садовников. Уж больно много в этот парк было вложено работы. Шары, гигантские грибы и целые вазы с фруктами, - и все это выстрижено из живых веток!

Ася медленно шла по дорожке, помня о том, что можно никуда не спешить. Ведь тетя Весна пообещала ей, что там, откуда Ася только что сюда попала, время будет стоять. И бесконечно будет тянуться раннее воскресное утро. Пока Ася не вернется назад.

Вот потому-то она и не торопилась. Ведь она никогда не видела ничего подобного! Разглядывая зеленые скульптуры, Ася впервые вспомнила о Варе, и почувствовала себя виноватой. Вот если бы Варя увидела всю эту красоту! А как было бы приятно вдвоем побегать между этими фигурными кустами, поиграть в салочки или даже в прятки!

«Ку-ку!» - услышала Ася тихий зов из-за большого зеленого шара. Как будто кто-то узнал ее мысли о прятках и решил пошутить. Девочка остановилась. «Ку-ку!» - снова прозвучало где-то сбоку от нее. «Ку-ку!» - тихо ответила Ася. «Ку! Ку!» - кто-то куковал все настойчивее. Ася осторожно пошла вокруг шара. «По газонам не ходить!» - громко объявил кто-то прямо за ее спиной. Ася оглянулась и увидела крупного мопса – с огромными печальными темными глазами, мягкой серебристой мордочкой в морщинках, аккуратными ушками-треугольниками. Мопс стоял на задних лапах. Он был одет в парчовый камзол с пышным кружевным воротником. А в передних лапах держал гигантские садовые ножницы. «Извините!» - изумленно проговорила Ася. Она еще никогда не видела говорящих мопсов в камзолах. Впрочем, этот мопс ничуть ее не напугал, а даже рассмешил – уж больно забавно смотрелся толстенький пес в таком королевском костюме.

«Извиню, когда уйдете с газона!» - проворчал мопс. Ася послушно встала на дорожку. И мопс смягчился. «Ку-ку», - сказал он уже совсем мягко. И только теперь Ася подумала, что у такого пса, даже когда он злится, глаза все равно остаются добрыми. Так что трудно ему, должно быть, изображать злость.

«Скажите, пожалуйста, я иду в замок Четыре Сыра… И мне надо пройти грибной огород…»
«Ах, вы в замок!» - мопс, казалось, обрадовался. Хотя глаза его оставались грустными. «Грибной огород прямо здесь! Хотите посмотреть?» - и мопс вышел на дорожку, встал перед Асей и сделал приглашающий жест. Они двинулись вперед. Сзади мопс смотрелся еще смешнее, из-под камзола у него торчал маленький скрюченный хвостик, а кривые ножки переступали так важно и величественно, как будто песик шел не по садовой дорожке, а по тронному залу в королевском дворце. Вдруг мопс резко остановился – так, что Ася чуть не врезалась в него, - наклонился и раздвинул садовыми ножницами очередные кустики. «Вот! Смотрите!» - сказал он.

Ася присела на корточки и посмотрела туда, куда показывал мопс. Среди влажной травы, между темными стволами торчали яркие рыжие лисички, коричневые шляпки белых, узкие янтарные опята. В этом саду даже земли не было видно: одни грибы, сидящие так плотно, что получался целый ковер из грибов!

«Вот это да!» - воскликнула Ася. «А то! Грибы-то у нас уже все, готовы… Вот такие грибочки созрели… Загляденье… Кстати!» - как будто спохватился мопс. «Вы ведь в замок идете? Вы там им передайте, грибы пора собирать, все, как один, вышли на славу!» - и мопс выпрямился. «Скажите, встретила, мол, господина Мопсина-Барбосина. Он заверил вас, что все готово!» Ася вдруг почувствовала себя польщенной, хотя и чуть было не прыснула, услышав имя садовника. «Благодарю вас, господин Мопсин-Барбосин», - сказала она, еле сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, и присела в реверансе – точь-в-точь как прекрасная дама в каком-нибудь фильме. «Ну, идите, идите!» - напутствовал ее Мопсин-Барбосин, и его большие темные глаза увлажнились: похоже, реверанс его растрогал.

Ася пошла по тропинке дальше, заглядываясь на удивительные зеленые скульптуры. И вот, между двумя пирамидками что-то мелькнуло. Ася остановилась и сделала шаг назад. Кажется, там, в глубине парка, стояла мельница. Да не обычная мельница, а вся разноцветная, в удивительных узорах! Ася, помня, что по грибным газонам Мопсина-Барбосина ходить строго воспрещается, не знала, как попасть к мельнице. Но потом подумала, что, если будет идти по дорожке и дальше, то как-то сама выйдет к этому странному сооружению.

ГЛАВА 6. «ПРОСТОЕ ПРОШЕДШЕЕ». Мельница и Каляка

И действительно. За одним из кустов, по форме очень напоминавшим огромный леденец на палочке, тропинка вильнула, и неожиданно Ася оказалась прямо возле деревянной ветряной мельницы. Теперь ее можно было рассмотреть получше.

И само здание, и лопасти колеса были покрашены в яркие красные, желтые и коричневато-зеленые цвета. Издалека казалось, что все испещрено красивым узором, но, подойдя ближе, Ася поняла, что это не узор, а какие-то яркие бесформенные кляксы. Лопасти были странно короткими, а потому мельница больше напоминала игрушечную.

Ася заметила, что здесь погода как бы изменилась. Стало гораздо прохладнее, поднялся ветерок. Похоже, мельницу построили специально на этом продуваемом пятачке – чуть ли не единственном среди спокойных и задумчивых ландшафтов Простого Прошедшего. Колесо крутилось медленно, но с какой-то невидимой силой. Ветер задувал в лопасти сухие осенние листочки и путешествующих по воздуху жучков. Сделав полкруга с колесом-ловушкой и, оказавшись на самом верху, жучки и листья выпадали, чтобы продолжить свое воздушное плаванье

Подойдя еще ближе, Ася заметила дверь, но постучаться, да и просто приблизиться к ней, не было никакой возможности: лопасти то и дело пролетали прямо перед входом в мельницу.

«Мельница-мельница!» - Ася вспомнила, как в сказках люди обычно разговаривают с яблонями и колодцами… Может быть, с мельницей тоже стоит поговорить, чтобы она остановилась и впустила гостью? – «Мельница-мельница», - повторила девочка. – «Впусти меня, пожалуйста, я очень хочу посмотреть, что у тебя внутри!» Но мельница, хотя и выглядела, как сказочная, похоже, не собиралась слушаться незнакомку. Ася задумалась. Ведь гном-какаду не сказал ей о том, что нужно заходить внутрь. То есть, вероятно, ей туда и не нужно! Да, а еще он сказал: «Мимо мельницы, покалякать»… Странно. А что, если внутри вообще ничего нет? Что, если, внутри пусто и по углам висит паутина?..

Однажды тетя Весна привела сестер в театр, где играли ее знакомые. На сцене стоял настоящий дворец, светила луна, вдали виднелись горы. Сестрам очень понравился и сам спектакль, и декорации. После представления тетя пошла с девочками за кулисы, чтобы поболтать с друзьями-актерами, а заодно показать Асе и Варе внутреннее устройство театра. И обе они были страшно разочарованы, когда оказалось, что сам дворец – это железная сетка, обитая фанерой, луна – тоже фанерная, и, чтобы она светила, на нее надо направить луч прожектора… А горы вдали – обыкновенный рисунок на ткани. В углах фанерного замка Ася заметила пыль и паутину. Было видно, что в замке не просто никто не жил, но им вообще не интересовались! А когда спектакль кончался, декорации одиноко стояли на сцене – до следующего представления.

Теперь Ася вспомнила о театре. И подумала, может быть, эта мельница тоже – декорация?.. Нет уж, решила девочка. Надо идти дальше. Ведь здесь совсем близко ее цель – замок Четыре Сыра. Она вздохнула и отвернулась от мельницы, чтобы оглядеться. Слева раскинулся чудесный сад Мопсина-Барбосина. Прямо перед ней была тропинка, она поднималась на небольшой зеленый холм и исчезала вдали. Справа… Вот это да! Как это Ася раньше не заметила, справа от нее начиналась прекрасная аллея из старых корявых лип – с черными стволами и редкими бледно-лимонными листочками, которые еще не успели облететь. А в конце аллеи стоял замок!

Это был небольшой замок из того же желтого дырчатого камня, из которого была построена станция «Простое Прошедшее». По углам основного здания располагались четыре круглых башни, сделанные… Ася пригляделась. Одна башня была ярко-желтой, как и сам замок. Другая – почти белой. Третья – оранжевой! А четвертая… О, да, взглянув на четвертую башню, Ася почувствовала настоящий приступ голода! Ведь это была белая башня с зеленоватыми прожилками, - вылитый сыр «рокфор»! Сестры обожали бутерброды с рокфором, их еще так славно было запивать крепким сладким чаем! В животе у Аси забурлило.

И в этот самый момент она услышала громкий скрежет. Девочка даже вздрогнула от неожиданности. Мельничное колесо медленно остановилось. А потом оно как бы вжалось в здание мельницы, лопасти идеально подошли под незаметные небольшие выемки на фасаде. Чик! И колесо стало частью фасада. Теперь только Ася увидела, что за узор украшал мельницу: яркими красками на ней была нарисована… огромная круглая пицца!

И тотчас же Ася поняла, почему ей так знакомо название Четыре Сыра! Ведь это их любимая с Варей пицца! «Нет, они хотят, чтобы я совсем оголодала!» - пробормотала Ася, глотая слюну.

Дверца мельницы распахнулась. Из нее показался кто-то круглый и совершенно белый… «Не хотим! Апчхи!» - неожиданно рявкнуло существо и несколько раз чихнуло так, что эхо побежало по тропинке и скрылось за зеленым холмом.

«Простите?» - переспросила Ася и слегка наклонила голову набок, как это сделал бы гном-какаду: ей казалось, что так она лучше разберет, что говорит существо. «Апчхи, апчхи!» - снова загремел мельничный житель. «Будьте здоровы!» - сказала Ася. «Спа… спа… апчхибо!» - рявкнул ее новый знакомый, и тут, наконец, он вздрогнул так, что с него осыпалась мука. И он оказался не таким уж и белым… И не таким уж и круглым… Это была огромная сизая птица. Хотя чем-то она напоминала человека – вернее, мальчика. Размером примерно с Асю. В серовато-рябом свитере и черных бриджах. На голове у мальчика-птицы росли растрепанные… нет, не волосы, а все-таки перья. Они стояли торчком – и казалось, что он только что проснулся, а потому его прическа в таком беспорядке.

Пока Ася разглядывала мельничного жителя, он разглядывал ее. Пауза явно затянулась, и Ася почувствовала себя неловко. «Здравствуйте!» - решила она прервать молчание. Мальчик-птица снова громко чихнул. «Я – Ася», - представилась девочка. – «Я иду в замок Четыре Сыра». «А-а-а, в замок!» - существо с облегчением рассмеялось. – «Это же здорово! Не хотите зайти на мельницу, покалякать?» - «А что это значит?» - спросила Ася. – «Ну, поболтать! Хотя покалякать – это более точное слово. Меня, кстати, зовут Каляка. А не болтун!» - и мальчик-птица раскланялся. «Очень хочу! Я и раньше хотела, но она никак не останавливалась…» - протянула Ася. «Разумеется», - ответил ее новый знакомый. – «Ведь она останавливается не тогда, когда ее просят, пусть и очень вежливо. А когда к ней поворачиваются спиной!» «Вот оно что!»- теперь Ася поняла, пока она оглядывала окрестности, мельница как раз и остановилась! Чудеса!

Мальчик-птица открыл расписную дверь и пропустил Асю вперед. Сначала, очутившись внутри, девочка ничего толком не могла разглядеть – в мельнице царил полумрак. Когда же глаза привыкли, Ася увидела – нет-нет, совсем не изнанку декорации, не покрытые паутиной углы! – опрятную комнатку, которая одновременно служила и прихожей, и кухней, и спальней для мальчика-птицы. По стенам комнатки висели картины. Вернее, это были не совсем картины. А просто как будто кто-то рисовал кляксы и каляки-маляки на бумаге, а потом оформил их в деревянные рамки. «Я тут калякаю иногда…» - пояснил хозяин мельницы, заметив Асин интерес к его рисункам. «Когда никого нет… Калякаю-малякаю. То есть, рисую. А когда кто-нибудь приходит, я снова калякаю… То есть, болтаю, да…Располагайтесь!» - и мальчик-птица показал Асе на пару лавок, которые стояли по обеим сторонам от небольшого обеденного стола. И лавки, и стол были покрыты лоскутными тряпицами, а на лавках еще и лежало по паре крошечных лоскутных же подушечек. Очень удобно! Ася только теперь почувствовала, как давно ей хотелось присесть, ведь она с раннего утра была почти все время на ногах! «Спасибо», - вздохнула она, устроившись на лавке. А мальчик-птица тут же зажег небольшой старинный примус и поставил на него чайник.

«А вообще… я служу Птицей Секретарем Мельницы», - вдруг сказал он, убедившись, что чайник греется. – «Вы видели пиццу?»
«На мельнице?» - спросила Ася. Каляка кивнул. «Видела, конечно», - сказала Ася и сглотнула. Каляка поднял вверх указательный палец и зажмурился – совсем как птица. «О!» - воскликнул он так, словно его осенило. Теперь он, наоборот, больше походил уже на мальчика с длинным носом. Если бы не перья на голове, ничто не указывало бы на то, что он одновременно еще и птица. Так он постоянно менялся, и хотя сначала Асе было удивительно следить за этими переменами, очень скоро она привыкла к облику Птицы Секретаря Мельницы.

Итак, Каляка подошел к крошечному деревянному буфетику. Здесь на полках красовались маленькие тарелки – так, как будто это был музей тарелок, а не кухонный шкаф. Каляка открыл нижнюю дверцу и достал оттуда несколько плетеных мисок. Ася не поверила своим глазам: в них лежали румяные пирожки и лепешки, посыпанные крупной солью ржаные хлебцы, круассаны и слоеные язычки, - все в сахарной пудре, булочки с маком и баранки с орешками… В общем, самая аппетитная выпечка в мире! И комнатка заполнилась таким вкусным запахом хлеба, что у девочки закружилась голова. «Угощайтесь, прошу!» - пригласил Каляка. – «Я их сам пеку!» Ася схватила первый попавшийся пирожок и быстро запихнула его себе в рот.

Вот это был вкус! Начинка пирожка была сделана из цитрусового джема. Потому сам пирожок был и не сладким, и не кислым, а просто… потрясающим! Чайник вскипел, и Каляка заварил чай. Как же здесь было вкусно! И тепло!

«Итак, про пиццу», - напомнил Каляка. «Мы будем калякать про пиццу. Пицца – это наша основа. Основа простого прошедшего времени. Мы ее тут все вместе делаем. Это наш символ».

«Что это значит?» - спросила Ася, уплетая уже баранку, посыпанную кусочками фундука.

«Ну, знаете, у некоторых городов, например, бывает герб. Допустим, медведь в шляпе. Или… заяц с парашютом. Или даже… птица секретарь с кисточкой!» - взялся пояснять Каляка. Ася улыбнулась. Кажется, она никогда не видела таких забавных гербов!
«Так вот», - продолжал Каляка. – «А символ нашего любимого Простого Прошедшего – пицца. Так уж повелось».

«Поэтому на вашей мельнице и нарисована пицца?» - спросила Ася.
«Именно! И поэтому мы делаем много сыра! Жители нашего городка выращивают ароматные травы у себя на окнах! И пекут лепешки!» - пояснил Каляка.
«А где они все?» - поинтересовалась девочка.
«Кто?» - не понял Каляка.
«Ну, жители городка. Я не видела там ни одного!» - сказала Ася.
«Они готовятся к празднику. Пока растет зелень и жарятся лепешки, они прихорашиваются. А я – мелю муку!» - и с этими словами Каляка встал и поклонился. Ася зааплодировала. Она наелась и пришла в прекрасное расположение духа.

«Ну, и самое главное», - сказал Каляка, радуясь аплодисментам. «Самое главное. Сейчас и в замке Четыре Сыра, и в самом городке все готовятся к Осеннему Празднику! Так что жители не только наряжаются, но и упаковывают подарки… У нас будет огромная пицца! Мы все участвуем в ее изготовлении! А завтра… завтра…»

«Праздник уже завтра?» - нетерпеливо спросила Ася. Каляка посмотрел на нее пристально и – внезапно – снова чихнул. «Будьте здоровы!» - снова пожелала ему Ася. Каляка кивнул: «Спасибо, да, это у меня от муки! Я за эти дни намолол такую гору муки, что она даже не помещается в мельницу!» - и Каляка пригласил Асю подойти к окошку в глубине комнаты. Ася выглянула на улицу.

Отсюда был хорошо виден двор мельницы, не просматривавшийся со стороны грибной тропинки. Не совсем двор, а палисадник, в котором росло несколько деревьев с шарообразными кронами. Сам палисадник был огорожен искусно сделанной чугунной решеткой, украшенной завитушками, цветами и колосьями. За оградой виднелся все тот же обрыв, а дальше – речка с яркими листьями и рыбами. Особенно яркими потому, что весь палисадник был белым…

«Это снег?» - удивленно спросила Ася.
«Это моя работа!» - гордо ответил Каляка. «Мука!»

Ася вгляделась. Все было покрыто толстым слоем муки. Мука лежала на земле, на ветках деревьев, на ограде. Горы муки были похожи на сугробы. Это было невероятно!

«Как же всю эту муку собрать для Осеннего Праздника?» - выдохнула Ася.
«Очень просто!» - спокойно ответил Каляка. – «Это сделают виноградные улитки – повара госпожи Осени».
«Госпожи Осени?» - переспросила потрясенная Ася.
«Ну, да. Хозяйки замка Четыре Сыра!» - пояснил невозмутимый Каляка. – «Чтобы муку быстро собрали, вам надо поскорее попасть в замок и сообщить госпоже, что я намолол столько, сколько было нужно, и пора месить тесто!»
«А месить тесто тоже будут улитки?» - улыбнулась Ася.
«Конечно! И вообще, улитки-повара полностью собирают нашу праздничную пиццу. Как головоломку!»
«Что ж, тогда – мне пора!» - заторопилась Ася. – «Спасибо вам за угощение!»
«Вам спасибо!» - поклонился Каляка. – «И – до завтра!»
«До завтра?» - переспросила Ася.
«Ну, да, мы же встретимся на празднике!»
«Ах, да… наверное…» - пробормотала Ася и, помахав рукой Птице Секретарю Мельницы, вышла на улицу.


ГЛАВА 7. ЗАМОК ЧЕТЫРЕ СЫРА. Привратники и повара

Бредя по липовой аллее в сторону замка, Ася размышляла, как же это все так сложилось. Они с Варей часто думали о том, что, должно быть, где-то живет художница, а, может быть, даже волшебница - по имени тетя Осень. И что, если это и вправду так, то надо бы ее познакомить с тетей Весной. Вероятно, они стали бы подругами… И могли бы, поставив свои мольберты рядышком на дачной террасе, вместе рисовать…

Оказалось же, что тетя, вернее, госпожа Осень, существует. И тетя Весна ее знает! Более того, попросила передать ей привет! Значит, они старые знакомые – тетя Весна и госпожа Осень, хозяйка замка Четыре Сыра!

«Да-а-а», - подумала Ася. – «Сегодня какой-то удивительный день. Похожий на сон. Но явно… не сон!» - на всякий случай, она еще раз себя ущипнула. Нет, это ей не снится, это все определенно происходит на самом деле…

Ася прошла липовую аллею. Теперь ей был хорошо виден вход в замок – кованые, как и ограда мельничного палисадника, ворота... Впрочем, здесь был совершенно другой узор: улитки, грибы и виноградные листья… Похоже, этот орнамент рассказывал о работе улиток-поваров. Вот один повар тащит грибок, ловко зажав его рожками, как пинцетом. Другой – как будто разжигает огонь, обдувая пламя виноградным листом… А у целой группы чугунных улиток рожки словно связаны… какой-то… веревкой?.. Странная картина! Разве могут повара работать, если их связать?.. А может быть… Это они мотают пряжу?..

Ася снова подумала про тетю Весну. Ведь та просто обожает вязать. И порой – чтобы заняться своим любимым делом - тетя распускала надоевший свитер или шарф, и делала из них что-то новое. Приготавливая старую пряжу для вязки, тетя наматывала нитки на спинку стула – так, что получалось длинное и пышное шерстяное кольцо. Снимала его со стула, стирала, сушила, а потом просила Асю или Варю туго натянуть кольцо на руки, а сама сматывала из него аккуратный клубок, пахнущий свежестью и стиркой.

Ася вспомнила об этом, разглядывая орнамент на воротах замка. Кажется, улитки-повара держали на своих рожках длинные шерстяные кольца пряжи, и мотали их в клубки… Или, может быть, это и не повара никакие, а улитки-вязальщицы?.. Придворные вязальщицы госпожи Осени, почему бы и нет…

Тут к воротам с другой стороны подошел привратник – скрюченный и усатый, с маленькими черными глазками навыкате, похожий на… огромную креветку! Сходство с креветкой усиливал его ярко-розовый комбинезон. На голове у него был надет смешной колпак в виде белого с зелеными прожилками конуса, как бы сделанного из рокфора, как и одна из башен замка. Его руки (или лапы? – Ася не была уверена, что привратник – человек) были в «рокфоровых» же перчатках. В одной - он держал длинный прозрачный посох, больше напоминавший леденец, чем грозное оружие стража. Другой же - сжимал крошечную ладошку уменьшенной абсолютной копии себя: такой же, только маленькой, креветки в розовом костюмчике и колпачке конусом, и, что особенно смешно, с точно такими же длинными розовыми усами и черными глазками-бусинками. Это был явно сын привратника! Только вместо посоха-леденца он держал огромную пышную связку мелких розоватых шариков, которые парили над ним, как облако.

«Здравствуйте», - кивнула им Ася. У привратника-креветки и его сына был такой удивленный вид, что она еле сдерживалась от смеха, глядя на них. «Мне необходимо попасть в замок и повидаться с госпожой Осенью. Вы можете меня впустить?»

«Рокфор, рокфор!» - вдруг завопил привратник скрипучим голосом. – «Открой запор!» И при этих словах чугунные ворота вздрогнули и стали медленно открываться.

«Благодарю вас!» - сказала Ася привратнику, как только очутилась на территории замка. – «А вы не проводите меня к госпоже Осени?»

В знак согласия привратник медленно склонил свою усатую голову, затем выпрямился – насколько мог, при его страшной сутулости, и вдруг опять рявкнул: «Рокфор, рокфор, закрой запор!» Ворота снова вздрогнули и начали послушно сдвигаться. А сам страж торжественно сцепил маленькую лапку своего сына с рукой Аси и провозгласил: «Мой сын вас проводит!»

Розовый крошка повел Асю к парадной двери замка Четыре Сыра. Асе очень хотелось узнать, действительно ли вход в замок охраняют говорящие креветки? Или, может быть, это все-таки люди в костюмах креветок?.. Но как задать этот вопрос малышу, чтобы не обидеть и не испугать его?.. Может быть, для начала самой представиться?..

В этот момент ее провожатый нажал на парадную дверь, и та медленно поддалась. Из замка повеяло теплом. И малыш, и Ася вошли. Ася быстро втянула внутрь связку розовых шариков, чтобы их не прищемило. И, наконец, огляделась.

Они стояли на идеально отшлифованном желтом полу посреди небольшого зала. В нескольких шагах от них, как четыре колонны, вверх уходили четыре винтовые лестницы. Они вели на четыре балкона, за решеткой которых виднелись четыре двери – судя по их цвету, в четыре сырных башни замка.

По периметру зала стояли длинные кадки с пышно разросшимися фиолетовыми кустиками базилика. В дальней стене, как раз между лестницами, была дверь. И туда-то и потянул малыш-креветка Асю. Пока они пересекали зал, Ася решилась все-таки заговорить.

«Скажите, пожалуйста, а как вас зовут?» - спросила Ася. Она подумала, что, хоть ее провожатый и мал, все равно следует обращаться к нему уважительно и называть его на «вы». Обычно детям это приятно. Она это знала, потому что однажды и ее назвали на «вы» в школе: их учительница заболела, и ее замещала завуч старших классов, которая ко всем обращалась уважительно, как ко взрослым.

Впрочем, с малышом-креветкой это не сработало: он по-прежнему молчал и сосредоточенно сопел. Было видно, что он преисполнен чувства ответственности: проводить гостью к хозяйке замка – серьезное дело. «Меня, например, зовут Ася», - сделала она еще одну попытку. – «Я приехала сюда на поезде, моя тетя посадила меня в него на лесной станции, которая, называется…» - тут Ася задумалась. Она не знала, как называется ее станция. Надо, что ли, посмотреть на билет, может быть, там написано…

«На поезде?» - вдруг заинтересованно пропищал малыш.
«Да-а-а», - протянула Ася, обрадовавшись тому, что, похоже, разговор состоится. – «На длинном зеленом поезде… С мышкой-проводницей! Одним из пассажиров был даже сам дед Мороз!»
«Я знаю!» - кивнул малыш.
«Знаете? Откуда?» - удивилась Ася.
«И Фея Драже!» - не обращая внимания на расспросы Аси, добавил ее собеседник.
«Кто-кто?!» - воскликнула пораженная Ася: она вспомнила, что именно эту роль должна была играть Варя в спектакле «Щелкунчик», и именно из-за этой роли Ася и оказалась в Простом Прошедшем.

Но как раз теперь они подошли к двери между лестницами. Малыш-креветка постучал. За дверью послышалось какое-то странное шуршанье. Наконец, замок щелкнул и дверь распахнулась. Асю и креветку приветствовала огромная виноградная улитка, размером чуть меньше самой девочки. Эта улитка была настроена крайне дружелюбно, она помахала гостям рожками и пропустила их вперед.

Теперь Ася и ее провожатый оказались на длинном мосту с резными перилами. Под ним располагалась просторная кухня, в которой трудились такие же большие улитки, как та, что их сюда впустила. Они медленно и бесшумно подкидывали на рожках грибочки, резали базилик и лук… Месили тесто в гигантских котлах, раскатывали его с помощью длинных скалок и обваливали получившиеся лепешки в муке. Слышно было только позвякивание посуды. Ася, как завороженная, смотрела на тихую работу замковых поваров. Вдруг она заметила группу улиток, которые как будто исполняли какой-то странный танец. Одна улитка стояла в середине, другие – медленно кружили вокруг нее, шевеля рожками. Ася пригляделась. Та, что была в середине, натянула между рожками большой моток бледно-желтой пряжи… Нет, не пряжи! Это был расплавленный сыр! Другие улитки выдергивали из него «нити» и разбирали их на несколько клубков!

«Что они делают?!» - воскликнула Ася.
«Готовят сыр к завтрашней пицце», - невозмутимо пропищал ее провожатый. – «Им надо смотать весь эдамский сыр в клубки. Потом они сделают мозаику из чеддера, рокфора и моццареллы и выложат ее поверх грибов, помидоров и зелени. А затем соткут огромное теплое сырное покрывало для нашей пиццы, чтобы ей хорошо спалось в печке!» - Видно было, что малыш гордится своими знаниями. – «Когда я вырасту, я тоже стану поваром!» - добавил он и выпрямил свою сутулую спину креветки, насколько мог.
«А разве вы не будете привратником, как ваш папа?» - спросила Ася.
«Не буду! Нет! Это очень скучно!» - захныкал малыш. – «Я стану поваром, по-ва-ром! Самым лучшим в Простом Прошедшем!»
«Ну, хорошо, хорошо», - попыталась его успокоить Ася. – «Значит, поваром!» Но малыш разошелся не на шутку.
«Да, поваром!» - вопил он. – «Поваром, поваром, сырным ткачом! Грибным ловцом! Кромсателем зелени!» - теперь он явно пытался перечислить все чуднЫе профессии замковой кухни.
«А по-моему», - задумчиво протянула Ася. – «По-моему, привратником быть интересно!»
Малыш остановился и внимательно посмотрел на нее своими крошечными черными глазками.
«Почему?» - наконец, спросил он.
«Потому что привратник не просто охраняет замок», - ответила Ася. – «Он еще и знает заклинания, которые открывают и закрывают двери. И еще он знакомится с новыми людьми… И не только людьми!» - подытожила она.
«А с другими… привратниками?» - спросил малыш.
«И с другими привратниками. Из других замков», - сама не зная, почему, добавила Ася.
«А с… с… летучей мышью на веревочке?» - малыш явно успокоился и решил поиграть, и хотя Ася не знала правил этой игры, ей показалось, что это весело.
«И с летучей мышью на веревочке!» - кивнула она.
«А с леопардом на ходулях?» - розовые усы малыша-креветки зашевелились, и Асе показалось, что он улыбнулся.
«И с леопардом на ходулях!»
«А с цыпленком-радугой?»
«И с цыпленком-радугой!»
«А с медведем-павлиньим глазом?» - тут Ася не выдержала и засмеялась. Но все же добавила сквозь смех: «И с медведем-павлиньим глазом!»

Играя таким образом, Ася и малыш прошли весь мост над кухней. И очутились еще перед одной дверью. Тут им стучать не пришлось, рядом сразу же возникла улитка, которая вставила свою рожку в замочную скважину («Ах, вот как!» - удивилась Ася. – «Им тут никакие ключи не нужны!»), открыла дверь и уступила гостям дорогу.

ГЛАВА 8. ЗАМОК ЧЕТЫРЕ СЫРА. Госпожа Осень

Следующее за кухней помещение оказалось самым обыкновенным. Жилая комната, наподобие гостиной, с камином, диваном, журнальным столиком, картиной на стене… Стойте, стойте! Это была явно картина тети Весны, Ася сразу узнала ее манеру! На холсте была изображена прекрасная дама – с рыжими, как у самой художницы, волосами, в красном длинном платье. Лицо дамы было строго, губы плотно сжаты, взгляд суров – во многом, потому, что она глядела на зрителей через старинное круглое пенсне, поднесенное близко к глазам.

«Итак», - раздался грозный голос из-за портьеры слева. И навстречу гостям вышла госпожа Осень – та самая дама с картины, один в один. Малыш-креветка незаметно зашел за Асину спину, чтобы его не было видно. Однако его розовые шарики все еще парили – теперь над плечом девочки. «Итак», - строго повторила госпожа Осень. – «Вы ко мне?»

Ася все еще не была уверена, что перед ней хозяйка замка Четыре Сыра, а потому решила ответить самым торжественным тоном, на который была способна.

«Здравствуйте…» - проговорила она. – «Меня зовут Ася. Я пришла к госпоже Осени с приветом от моей тети Весны. И с просьбой…»

Но госпожа Осень не дала ей договорить. Она достала из складок своего красного платья пенсне – точь-в-точь как на картине, и наклонилась к Асе так близко, что та смогла хорошенько разглядеть ее холодные голубые глаза. Девочке даже показалось, что это два озера с плещущимися в них синими искрами-рыбками.

И тут вдруг хозяйка замка обратила внимание на Асин яркий плащ, который тетя Весна накинула на плечи племянницы перед самым путешествием, и велела не потерять его и не снимать. Лицо госпожи Осени смягчилось, глаза стали темнее, искры-рыбки в них исчезли. Она выпрямилась и сдержанно улыбнулась.

«Что ж, Ася, добро пожаловать!» - сказала она. – «Я всегда рада получить весточку от своей кузины!»

«Кузины?» - Ася удивилась. – «Но я ее племянница, а о вас ничего не знала раньше!»
«Разумеется», - кивнула госпожа Осень. – «Ведь мы говорим друг о друге лишь в крайнем случае, когда это необходимо. Таков уговор».
«Но… почему?» - продолжала допытываться Ася. – «Разве родственники не должны общаться? А тем более кузины, это ведь… двоюродные сестры? Значит, ваши родители… были родными…»
«Да, любопытная маленькая Ася!» - подтвердила госпожа Осень. – «Наши мамы были родными сестрами. А наши папы – родными братьями. Так что мы с твоей тетей даже дважды кузины… И мы общаемся!».
«А мою маму вы знаете?» - спросила Ася.
«Я о ней слышала», - уклончиво ответила госпожа Осень.
«Как же это!» - воскликнула Ася. – «Вы же, получается, с ней тоже кузины! И ни разу с ней не встречались?!»
«Столько вопросов, крошка Ася!» - и госпожа Осень шутливо погрозила ей пальцем. – «Ну, хорошо. Я тебе скажу. Как правило, мы не видим людей. Я имею в виду, обыкновенных людей. Мы можем видеть только таких же, как мы, волшебников и волшебниц. И наоборот. Люди нас тоже не видят. Только в редких случаях, если мы сами этого хотим».
«А можно мне еще один вопрос задать?» - совсем осмелела Ася. – «Ну, пожа-а-луйста!» И госпожа Осень снисходительно кивнула.
«А тетя Весна тоже волшебница? А моя мама? А тогда почему я вас вижу и вы меня – тоже?» - затараторила Ася. Госпожа Осень нахмурилась:
«Ты просила ответить лишь на один вопрос, а вон их сколько! Я полагаю, ты прекрасно знаешь, что завтра у нас торжество. У меня куча дел. Если ты пришла ко мне с просьбой, говори, потому что мне пора идти!»

Ася испугалась, что из-за ее любопытства госпожа Осень откажется помочь, и тогда Варя совсем разболеется и у нее отберут роль Феи Драже. Но тут же взяла себя в руки: она вспомнила, что хозяйка замка должна попросить плату за помощь. А, значит, быстро решила девочка, выполнит просьбу. Ведь Ася ради Вариного выступления готова на все!

Пока эти мысли проносились в Асиной голове, госпожа Осень опять к ней наклонилась. На этот раз ее пенсне было нацелено на дрожащие розовые шарики у Аси за плечом.

«А кто это тут у нас прячется?» - загремела госпожа Осень, и в ее голосе Асе послышался шум урагана и завывание первой вьюги.
«Это… я! Креблошка!» - пропищал малютка-креветка и робко выглянул из-за Аси.
«Что ты тут делаешь?!» - снова загрохотала госпожа Осень, но теперь ее голос уже не был таким пугающим. Похоже, вид сына привратника ее даже немного развеселил.
«Я привел к вам Асю! По поручению моего папы!» - ответил крошка.
«А шарики зачем?» - спросила хозяйка замка, еле сдерживая смех.
«Это не шарики!» - неожиданно гордо заявил крошка и отважно выступил вперед. «Это мои сестренки и братишки! То есть…» - он запнулся. – «Это икра! Мне ее дали мама и папа, чтобы я чувствовал ответственность, госпожа Осень!»

Ася всплеснула руками и приблизилась к шарикам, по-прежнему парящим в воздухе. В каждом виднелась крошечная розоватая запятая – видимо, это были детки-креветки, которые еще не вылупились. Пока она разглядывала икру, госпожа Осень громко хохотала. А малютка-креветка, прижав усы к своей длинной мордочке, застыл в ожидании дальнейших расспросов. Но хозяйке замка уже не хотелось мучить его. И она отпустила его к отцу.

Оставшись вдвоем с госпожой Осенью, Ася решилась, наконец, напомнить о своей просьбе.

«Я хотела попросить вас об одолжении…» - начала она. – «Дело в том, что у меня есть младшая сестра Варя. Она тоже племянница тети Весны. Так вот. Варя упала вчера в пруд. И простудилась. А завтра ей надо играть Фею Драже в «Щелкунчике». И тетя Весна прислала меня к вам, чтобы вы помогли мне исправить это».

«Ах, вот, значит, какая просьба!» - госпожа Осень покачала головой. – «Что ж. Я могу тебе помочь. Но сначала я должна взять с тебя плату за возвращение в прошлое. Ведь нам с тобой надо будет переместиться во вчерашний день и изменить события, которые мешают твоей сестре двигаться дальше. А без платы я не могу этого сделать. Таков уговор!»

«Чем же я могу отплатить вам, госпожа Осень?» - покорно спросила Ася.
«Гм… Надо подумать…» - хозяйка замка властно указала Асе на диван, и та села. Госпожа Осень медленно подошла к окну. Она молча стояла, глядя на улицу. И, наконец, проговорила: «Пожалуй, ничто так не украшает праздник, как хорошие новости. Мне нужны хорошие новости. Вернее, мне нужны ТРИ новости. У тебя они есть?»

Ася пожала плечами. Что за три хорошие новости?.. О чем говорит госпожа Осень?..

Между тем, видя Асино замешательство, госпожа Осень снова нахмурилась и сказала: «Я тебя оставлю на полчаса. Ты можешь спокойно посидеть здесь и подумать. Когда я вернусь, у тебя должны быть для меня три хорошие новости. Если их не будет, я не смогу тебе помочь!» И с этими словами она удалилась за ту портьеру, из-за которой и появилась несколько минут назад.

ГЛАВА 9. ЗАМОК ЧЕТЫРЕ СЫРА. Три хорошие новости и один спокойный вечер

Время тянулось невероятно долго. Ася чувствовала усталость и никак не могла взять в толк, что именно от нее требовалось. Чтобы как-то привести мысли в порядок, она встала и начала расхаживать по гостиной. Потом подошла к окну и выглянула на улицу. Отсюда отлично просматривался просторный внутренний двор замка, где шли приготовления к Осеннему Празднику.

Кого здесь только не было! Тут и там проползали улитки-повара, лихо крутящие на рожках большие подносы. Важно расхаживали какие-то носатые птицы – они расставляли столы по кругу. Потом к столам подходили дети в старинной одежде: они расправляли красные и оранжевые скатерти. Ребята так резко дергали ткань, что то и дело раздавались хлопки, как от бьющегося на ветру паруса.

Ася присмотрелась. Где-то она уже видела пару мальчишек, деловито толкавших перед собой высокие корзинки на колесиках, доверху набитые маленькими яркими тыковками с вырезанными сердцевинами и вплавленными внутрь свечками. Друзья ровно выкладывали эти осенние подсвечники в одну линию на столах… Ну, конечно! Это были те самые ребята, которых они с Варей встретили одной лунной ночью на опушке леса, когда решили посмотреть на танец фей! Тогда мальчишки заявили, что никаких фей не существует, и Ася мгновенно с ними согласилась. А Варя не просто не поверила им, но и решила, что и сами они какие-то волшебные, как она их назвала, «лесные».

И вот теперь Ася видела, что ее младшая сестра была права. Эти мальчишки жили в замке госпожи Осени и помогали самым разным сказочным существам готовить большой праздник. Невероятно! Хотя… После того, что Ася успела пережить в Простом Прошедшем, пожалуй, это не казалось ей чем-то очень уж необычным.

Но почему тогда Ася и Варя встретили этих ребят в своем, реальном, мире? Почему и те их видели и даже говорили с ними, если госпожа Осень уверяет, что волшебники и жители волшебной страны не могут общаться с обыкновенными людьми?..

Как-то в одной книжке Ася прочитала, что ведьмы, феи и прочие сказочные существа видны только животным и детям. «Наверное», - решила она, - «Мы наткнулись на этих мальчишек, потому что мы еще маленькие».

Очевидно, по той же причине Асе удается разговаривать и с другими жителями Простого Прошедшего. Ведь, если задуматься, вряд ли кто-то из обыкновенных людей когда-нибудь встречал гнома-какаду, говорящую свинку, мопса-садовника и птицу-секретаря, который мелет муку и печет пирожки!

И тут Асю осенило: ну, конечно! Ведь все это время она знала три хорошие новости для госпожи Осени! Но, будучи под впечатлением от всего увиденного, девочка совершенно забыла, что обещала Хрюнделю, Мопсину-Барбосину и Каляке рассказать в замке об их успехах!

Теперь Асе не терпелось поскорее увидеть госпожу Осень. И, словно зная об этом, та вернулась в комнату и выжидающе направила на девочку свое пенсне.

«Ну?» - грозно спросила госпожа Осень. – «Где твои три новости?»
«Госпожа Осень!» - объявила Ася. – «Первая новость: помидоры созрели, господин Хрюндель просит их собрать. Вторая – выросли грибы в саду господина Мопсина-Барбосина, их тоже можно уже срезать! И третья – Каляка, то есть, Птица Секретарь Мельницы, намолол муки достаточно для завтрашнего праздника! Он просит улиток поскорее взять всю муку и отнести ее в замок!»

Госпожа Осень сдержанно улыбнулась и кивнула. Она явно была очень довольна. Глядя на ее улыбку, Ася ощутила прилив невероятной гордости, как будто только что получила пятерку с плюсом за домашнее задание.
«Прекрасно!» - сказала госпожа Осень. – «Пойдем, я покажу тебе твою комнату, сейчас ты можешь отдохнуть. А позже я тебя позову на ужин!»

И они отправились через кухню в зал с четырьмя винтовыми лестницами. Госпожа Осень пригласила Асю остановиться в белой «моццарелловой» башне. Комнатка, в которую попала девочка, находилась под самой крышей, а потому здесь был скошенный потолок. Все вокруг сверкало белизной: и кровать, и умывальник, и занавески на окне… Как только госпожа Осень ушла, Ася плюхнулась на кровать, и проспала до вечера.

Ее разбудил стук в дверь. Она открыла глаза и поняла, что уже стемнело.

«Кто там?» - спросила она.
«Ася, девочка, спускайся ко мне в гостиную, поужинаем!» - услышала она голос хозяйки замка.

Ася встала. Хотя наступил вечер, было довольно светло – наверное, из-за того, что все вокруг было белым. Или..? Ася плеснула себе в лицо холодной водой из умывальника. Вытерлась мягким белым полотенцем и огляделась.

Вся комната была наполнена сиянием. Светлячки! Их были сотни. Они тихо сидели под потолком и по углам – так плотно и спокойно, что составляли длинные светящиеся линии. А еще они качались на занавесках и облепили спинку кровати. Какая красота!

Налюбовавшись на них, Ася отправилась вниз. С порога своей комнаты она как раз вышла на ступеньки очередной винтовой лестницы и спустилась на один из четырех балконов в зале, куда впервые пришла с малышом-креветкой. Весь замок был наполнен волшебным светом! А зал с четырьмя балконами в этом сиянии выглядел так торжественно, как будто здесь должен был состояться сказочный бал! Фиолетовые кустики базилика напоминали игрушечные деревья, украшенные крошечными лампочками перед Новым годом… Это было чудесно!

На кухне тоже повсюду горели светлячки. Судя по всему, улитки уже принесли помидоры от Хрюнделя, грибы от Мопсина-Барбосина и муку от Каляки. Повсюду стояли полные корзины еды, а поваров было теперь гораздо больше, и все они увлеченно готовили.

И снова Ася пожалела, что рядом нет Вари. Если бы Варя увидела занятых делом гигантских виноградных улиток, она бы встала на мосту с резными перилами, как вкопанная, и отказалась бы уходить! Ведь она обожает смотреть, как кто-нибудь готовит, и хотя ей самой всего шесть лет, она уже кое-что пробовала готовить сама – лепила пирожки и даже однажды сварила макароны! А здесь… Ведь это не простой рецепт, а настоящая волшебная пицца, и готовят ее не люди, а улитки!

«Надо будет потом попросить тетю Весну, чтобы она отправила Варю в Простое Прошедшее. Посмотреть, как тут все устроено, а заодно и познакомиться с госпожой Осенью!» - решила Ася.

Так размышляя, она вошла в гостиную. Здесь к ужину был накрыт низкий журнальный столик, а рядом стоял другой - сервировочный, на колесиках. Несмотря на городскую обстановку комнаты, еда была деревенской. Большие ломти хлеба в корзинке, миска с нарезанными помидорами и зеленью, сыр. Кувшин с простоквашей. Запотевшая кривая бутыль сока. Лукошко с пирожками – о, эти пирожки Ася тут же узнала, их явно принес Каляка. Все было страшно аппетитное! На столе стояло две тарелки и две чашки – белые с голубыми цветочками… «Как здесь все знакомо!» - подумала Ася. И тут же поняла, что точно такая же посуда у них на даче! Ее любимый старинный фарфор! Вот это да!

Она хотела сказать об этом госпоже Осени, которая сидела на диване. Но, взглянув на нее, тут же забыла про посуду. Хозяйка замка очень изменилась! Она уже не казалась такой строгой. Госпожа Осень сильно помолодела, теперь она была похожа на юную девушку, мягкую, добрую и даже немного застенчивую!

«Давай, садись скорее вон на тот пуфик», - сказала госпожа Осень. – «Я умираю от голода!»

Ася села, и они принялись поглощать вкусности. А потом, когда наелись, госпожа Осень заварила чай.

«Ну, Ася, расскажи мне, как поживает моя кузина», - наконец, заговорила хозяйка замка.
«Хорошо», - серьезно ответила Ася, подражая интонации взрослых, которые рассуждают о жизни. – «Рисует».
«Это я знаю», - улыбнулась госпожа Осень. – «А ты в курсе, чему она вас уже научила?»
«Мы с Варей умеем лепить пирожки…» - Ася не очень понимала, о чем именно ее спрашивают.
«Нет-нет, я не о еде», - рассмеялась госпожа Осень. – «Я о колдовстве».
«Я… я…» - Ася задумалась. – «Нет, она, кажется, нас ничему такому не учит. Я, например, не умею колдовать!»
«Вот тебе на!» - покачала головой госпожа Осень. – «А как же тогда ты сюда добралась?»
«Ну, тетя Весна мне дала плащ… А еще она купила билет на поезд… Велела узнать у первого встречного, как пройти в замок Четыре Сыра… Вот и все!»
«То есть, ты считаешь, что все, что с тобой произошло за этот день, - это не колдовство?» - удивилась госпожа Осень.
«Нет, конечно, это колдовство…» - медленно протянула Ася. – «Но вообще-то я лично не колдовала! Все получилось само!»
«И ты уверена, что все, что ты тут видела, случилось без твоего участия?» - ухмыльнулась госпожа Осень. – «Тогда я тебе открою глаза, моя девочка», - госпожа Осень встала, и Ася снова увидела прежнюю строгую хозяйку замка, а никакую не юную девушку. – «Все, что с тобой происходило, происходит и будет происходить, - в любом времени, - это твоя работа. Все чудеса, которые ты видела в Простом Прошедшем, - результат твоего колдовства. Конечно, многие вещи были здесь уже до тебя. И, разумеется, тут полным-полно и других существ, которые тоже умеют колдовать… Но то, что касалось здесь тебя, - это только твое», - провозгласила госпожа Осень.
«Не может быть!» - Ася замотала головой. – «Подождите, подождите. Я же не могла придумать Простое Прошедшее, замок Четыре Сыра, мопса-садовника, улиток-поваров…»
«Интересно…» - госпожа Осень снова вооружилась своим пенсне и посмотрела на Асю в упор. – «Почему ты так в этом уверена?.. Ведь несколько раз за сегодняшний день ты думала что-то вроде, а-а-а, мне это знакомо, откуда я это знаю? И потом ты вспоминала о своих играх с сестрой или о реальных событиях, которые были похожи на то, что происходит здесь … Разве нет?»

Ася помолчала. Действительно, такое уже было. Простое Прошедшее – это название она знала из уроков английского. Четыре Сыра – их любимая с Варей пицца… Но вот улитки-повара, например, - это было неожиданно! Или, допустим, креветки-привратники…
«Говорю же, здесь, в Простом Прошедшем, не только ты. А еще множество других существ – волшебников, животных, сказочных персонажей…» - сказала госпожа Осень. Видя, что Ася колеблется, она явно смягчилась. – «Понимаешь», - повторила она. – «Не все наколдовано только тобой. Кое-что наколдовано и другими обитателями Простого Прошедшего. А поскольку мы все очень разные, вот и получается порой забавная чепуха… Вроде твоего знакомого, малыша-креветки, с шариками-икрой… Поняла?»
«Кажется, поняла! Скажите, а если бы сюда приехала Варя… Она бы не видела все так, как вижу я?» - проговорила Ася.
«Трудно сказать, детка», - госпожа Осень задумалась. – «Вероятно, ее Простое Прошедшее было бы немного другим…» - она убрала пенсне и потрепала Асю по плечу. - «А теперь, когда мы отдохнули и подкрепились, пора заняться делом! Я готова выполнить твою просьбу. Но ты должна будешь мне помочь! Идем!» - и с этими словами госпожа Осень пригласила Асю за портьеру.


ГЛАВА 10. ЗАМОК ЧЕТЫРЕ СЫРА. Чудесные события

Выйдя из гостиной, Ася и госпожа Осень оказались в тесном глухом коридорчике. Его стены были обтянуты пестрой тканью, украшенной орнаментом из осенних листьев и цветов. Пол - покрыт темным мягким ковром. И хотя Ася старалась топать погромче, шагов слышно не было. Так же тихо перед ней плыла госпожа Осень – в своем алом платье.

Коридорчик свернул и как будто пошел под горку, затем снова свернул. Становилось все тише. Хотя Асе и не было страшно – ведь здесь на стенах повсюду сидели светлячки, - но было как-то не по себе. Чувствовалось, что это особое место.

И место особое, и дело у них непростое. Ведь они идут колдовать!

Наконец, за пятым или шестым поворотом (Ася сбилась со счету), показалась дверь. Она была словно увешена крошечными квадратными подушечками… или, может быть, обита большим пышным лоскутным одеялом?.. Госпожа Осень нажала на несколько разноцветных квадратов, и дверь открылась. Повеяло прохладой. Но Асе холодно не было – а все волшебный плащ тети Весны!

Еще шаг, и Ася и госпожа Осень очутились в подземелье. Вернее, девочка подумала, что это подземелье. Сводчатые потолки, колонны. Просторно и свежо. Но и уютно: все словно украшено осенними листьями – и стены, и пол.

В центре подземелья стояли два кресла. Одно большое, похожее на трон, тоже обитый яркими лоскутками и увитый пожелтевшим плющом с зелеными и темно-синими ягодами. Другое – поменьше, не такое пестрое, как будто сделанное из давно опавших листьев, коричневатых, кое-где уже совсем прозрачных. Госпожа Осень указала Асе на это, второе. А сама заняла свой огромный пестрый трон.

«Начнем!» - громко скомандовала она. И вдруг пол как будто вздрогнул. Ася и госпожа Осень медленно поплыли в креслах по кругу. Ася испугалась, что ее укачает, если они будут долго кружиться. Хотя, вскоре оказалось, что двигались не сами кресла, а вся комната. И одновременно перед Асей и госпожой Осенью прямо из пола, покрытого красноватой плиткой, медленно вывинчивался вверх большой цилиндр. Когда цилиндр полностью выдвинулся, все остановилось. Госпожа Осень встала и подошла к нему. Теперь он напоминал огромную шляпную коробку. Волшебница сняла с него «крышку», и внутри оказался котел, в котором тихо плыло что-то голубое, похожее на небо, в розоватых закатных облачках…

Госпожа Осень удовлетворенно кивнула и скомандовала: «Иди сюда, маленькая Ася! Будешь мне помогать! Но сначала возьми сумки из-под наших тронов…»

Только теперь девочка заметила под креслами небольшие темно-синие шелковые мешки. Она их подняла, и внутри, под тонкой тканью, стало что-то постукивать и пересыпаться, как камешки. Хотя… Вряд ли это камешки, мелькнуло у Аси в голове, ведь сумки совсем не тяжелые...

Девочка подошла к котлу и протянула хозяйке замка оба мешка. Та взяла только один, и тотчас же распустила ленту, которой он был завязан, а затем знаком велела Асе сделать то же самое. Та повиновалась. Госпожа Осень начала бормотать непонятные заклинания. И в то же мгновение на Асю навалилась странная сонливость, девочка еле держалась на ногах. Веки сами стали слипаться, и ей потребовались колоссальные усилия, чтобы не заснуть прямо здесь же, стоя рядом с госпожой Осенью.

«Не спи!» - вдруг услышала она приказ, и снова открыла глаза.

Теперь в котле было не синее закатное небо, а ночное, иногда по нему как бы проходила рябь, будто пролетали черные звездные птицы. Госпожа Осень снова что-то забормотала, а потом прошептала Асе на ухо: «Теперь мы бросим туда секунды». Ася вздрогнула. Может быть, ей это только послышалось?

Но нет. Госпожа Осень достала из своего мешка что-то небольшое и круглое и опустила его в черное небо. Раздался всплеск, и тут же в котле все зашипело. «Как растворимые витаминки в воде», - подумала девочка. Госпожа Осень кивнула, и Ася тоже запустила руку в мешок и достала оттуда твердый странный предмет. Прежде, чем кинуть его в котел, она мельком бросила на него взгляд. То были наручные часы. Круглые, с цифрами и стрелками, самые обыкновенные… Хотя, нет, все же они действительно больше напоминали крупную таблетку – с нарисованным циферблатом. По знаку госпожи Осени Ася кинула часы в котел, и жидкость в нем опять зашипела и заволновалась.

Так они и бросали в зелье по очереди часы-таблетки. Иногда Ася снова закрывала глаза, она очень хотела спать, и сама не понимала, почему, ведь ей удалось отлично выспаться в белой комнате… Наверное, решила она, так действует колдовство. Каждый раз, когда у девочки слипались глаза, госпожа Осень не давала ей провалиться в сон и будила ее.

Наконец, растворимые секунды кончились. Ася держала в руках совершенно пустой мешок. «Брось его на пол», - приказала госпожа Осень. – «И смотри внимательно!» Ася пригляделась. Теперь звездное небо в котле раздвинулось, как занавес. И показалось что-то знакомое… Ну, конечно, это был их любимый с Варей дачный лес, вот опушка, вот тропинка… А вот – пруд! А вот… Ася отпрянула от котла. Вот по тропинке идут две девочки – Ася и Варя. Каждая из них держит в руках по корзинке с грибами. Вдруг Варя наступает на скользкий корешок – Ася увидела его, как в кино, котел показал его крупным планом, и – летит в воду!

«Еще раз!» - громко провозгласила госпожа Осень.

Поверхность колдовского отвара снова затянуло звездным небом, которое распахнулось, и показался знакомый лес, тропинка, пруд, и две девочки. И в тот момент, когда в котле опять возник скользкий корешок, госпожа Осень резко опустила руку в котел и почти уже ухватила Варю за куртку, но ничего не вышло: пальцы волшебницы скользнули, и Варя вновь очутилась в пруду.

«Еще!» - закричала госпожа Осень, нахмурившись. Это был даже не крик, а какое-то карканье, и Ася в ужасе взглянула на нее. Растрепанные волосы, холодные голубые глаза с плещущимися в них искрами-рыбками, плотно сжатый рот, - по всему было видно, что волшебница напряжена и очень сердится. – «Теперь ты это сделаешь!» - процедила она сквозь зубы девочке. И та почувствовала, как у нее по спине побежали мурашки: одно дело – следить за тем, как кто-то колдует, и совсем другое дело – пытаться колдовать самой…

Между тем, котел уже показывал лес и девочек, идущих с корзинками по опушке. Ася сжалась. Она даже слегка согнула колени – как перед прыжком. Тропинка. Корешок. Девочка резко подпрыгнула и ухватила Варю за локоть. Она почувствовала обжигающее прикосновение зелья в котле, затем как будто споткнулась сама и стала погружаться в варево, растопырив руки. И тотчас же множество рук потянуло ее назад - за плащ, за ноги, за плечи.

«Госпожа-а-а О-о-осень!» - протяжно крикнула Ася. И, услышав неизвестно откуда взявшееся эхо («А-а-а, о-о-о!»), потеряла сознание.


ГЛАВА 11. ЗАМОК ЧЕТЫРЕ СЫРА. Перед праздником

Когда Ася открыла глаза, над ней был белый скошенный потолок комнатки под крышей. Стояло позднее утро, лучи солнца проникали сквозь полупрозрачные занавески, на улице пели птички. Светлячки, освещавшие вчера замок, исчезли.

Вспомнив подземелье, котел, шипевшие в нем часы-таблетки, Варин локоть, - Ася вдруг страшно испугалась, что ничего не вышло. Она встала с постели и, хотя чувствовала ужасную слабость, отправилась к госпоже Осени узнать, чем кончилось вчерашнее колдовство…

Дрожащими ногами Ася ступала по винтовым лестницам – слава богу, ей надо было спускаться, а не подниматься. Она заметила, что рукава ее волшебного плаща после падения в котел все в голубоватых пятнах. «Ничего», - решила она. – «Тетя Весна придумает, как его почистить».

Дверь на кухню ей открыла, как обычно, улитка. Идя по мосту, Ася заметила, что здесь уже никого нет. Видимо, большая часть работы по приготовлению гигантской пиццы, была завершена. Очутившись в гостиной, девочка села на диван. Ждать ей пришлось недолго. Портьера раздвинулась, и показалась сама хозяйка замка, она толкала перед собой сервировочный столик на колесиках, а на нем стоял кофейник, две чашки, сливочник, сахар и чудесные слоеные язычки от Каляки!

«Доброе утро»! – радостно воскликнула Ася.
«Доброе утро, детка, как тебе спалось?» - и госпожа Осень обеспокоено заглянула Асе в глаза.
«Очень хорошо, спасибо!» - ответила Ася. – «А что с Варей? У меня вчера получилось?»
«О, да, не волнуйся, у тебя получилось!» - успокоила ее госпожа Осень. – «Все в полном порядке, Варя совершенно здорова и очень обрадуется, когда увидит воскресным утром свою сестру, отдыхающую после… После праздника!»
«Ура!» - закричала Ася и запрыгала по гостиной на одной ножке. Теперь она чувствовала себя такой крепкой, здоровой и … такой счастливой! Варя не упала в пруд и не заболела!

А впереди у Аси – еще волшебный Осенний Праздник! «Госпожа Осень!» - девочка внезапно остановилась. – «А можно мне сегодня вечером после праздника – домой? Я хочу поскорее вернуться!»
«Не только можно, но и нужно», - кивнула госпожа Осень. – «Поезд будет проходить через Простое Прошедшее поздним вечером. Ты ведь знаешь дорогу на станцию?»
«Конечно, знаю! По липовой аллее, мимо мельницы, по грибной тропинке, через помидорный огород, потом по Сухому переулку, по Мокрому, три подворотни и – станция!» - сказала Ася без запинки.
«Очень хорошо», - похвалила ее госпожа Осень. – «Я тебе дам три дюжины светлячков и волшебный велосипед. Оставишь его на станции, он сам вернется домой! Ведь таков уговор!»

И они принялись пить сладкий кофе со сливками и закусывать его слоеными язычками.

Когда с завтраком было покончено, госпожа Осень встала и провозгласила: «А теперь, прежде, чем встречать гостей, нам надо привести себя в порядок!» Они с Асей подошли к портьере, за которой находился глухой коридор, ведущий в подземелье. Портьера раздвинулась, и, к асиному изумлению, за ней оказалась маленькая светлая комнатка с двумя овальными зеркалами, похожая на театральную гримерку, в которую тетя Весна приводила своих племянниц – посмотреть, как актеры снимают после спектакля грим …

Хотя все здесь было как-то иначе. Над каждым зеркалом висели светильники в виде больших полупрозрачных яблок. Мягкий свет падал на туалетные столики, заставленные всякой всячиной: пудреницами, флаконами с туалетной водой, баночками с ватками, тюбиками с кремами, коробочками с лепестками… Возле столиков располагались мягкие оранжевые пуфики. А за ними, в центре комнатки, в круглой оранжевой же кадке росла чудесная яблоня, увешанная маленькими красными плодами. И каждое яблочко на ней переливалось и источало сладкий аромат!

«Добро пожаловать в мой… салон красоты!» - улыбнулась госпожа Осень. – «Ты, конечно, не можешь переодеться, ведь тебе запрещено снимать плащ! Зато мы сделаем тебе прическу!»
«А подушиться – можно?» - и Ася умоляюще посмотрела на госпожу Осень.
«Конечно, можно! Сейчас мы превратим тебя в настоящую маленькую фею! Садись на пуфик!» - сказала волшебница. Ася послушно села. Из зеркала на нее смотрела чумазая девочка с растрепанными рыжими хвостиками. Ужас, разве можно в таком виде идти на праздник! Ася вздохнула. Она не очень любила причесываться, но, похоже, здесь без расчески было не обойтись!
«А чем причесываться?» - спросила она.
«Сейчас, сейчас!» - ответила госпожа Осень и подмигнула ей в зеркале.
И тут Ася почувствовала, что кто-то мягко снимает с нее резиночки и начинает медленно расправлять ей волосы. Но госпожа Осень стояла поодаль и не могла этого делать! Ася хотела посмотреть, кто это, но тот, кто ее причесывал, не дал ей обернуться.
«Кто здесь?» - воскликнула Ася.
«У нас тут есть мастерица…» - госпожа Осень загадочно улыбнулась. И в то же мгновение Ася увидела в зеркале, что ее волосами занимается ни кто иной, как яблоня!

Сказочное деревце медленно двигало ветками, так оно постепенно причесало Асю, даже ни разу не дернув за волосы! А потом так же аккуратно заплело у нее на голове настоящую корзиночку из косичек. В эту корзиночку яблонька положила несколько своих ароматных плодов и приколола их сухими сучками, чтобы они не выпадали, когда девочка наклоняется. Затем, взяв кусочек ватки и побрызгав на него туалетной водой, деревце протерло Асе лицо.

«А теперь можешь подушиться», - разрешила госпожа Осень. – «Потом мы поблагодарим нашу красавицу-яблоньку, и пойдем на праздник! Таков уговор!» - добавила она свою любимую фразу.

Ася выбрала самую красивую сиреневую бутылочку, открыла крышку и понюхала: это был аромат астр, букет из которых она отнесла первого сентября своей учительнице. Девочка обожала астры, а потому без колебаний подушилась из этого флакончика и встала.

«Спасибо вам, дорогая яблонька! Вы сделали из меня настоящую фею!»
И в ответ деревце покачало ветками с наливными яблочками.

«Ну, что ж, а теперь – на праздник!» - воскликнула госпожа Осень и хлопнула в ладоши. Дверь из волшебного салона красоты распахнулась. И Ася с удивлением заметила, что теперь она вела совсем не в гостиную, а во двор замка, где как раз заканчивались приготовления к празднику.

Накрытые столы стояли в круг, в тыквенных подставках горели свечки. У каждой тарелки лежал зажатый специальной прищепкой осенний листок. На нем золотом было подписано имя гостя, для которого предназначалось это место. «Это чтобы не было толкучки и все садились по порядку», - пояснила госпожа Осень.

Над столами качались яркие гирлянды – из маленьких тыкв, золоченных лесных орешков, елочных шишек, украшенных разноцветными лампочками. В центре двора располагался небольшой круглый помост, похожий на цирковую арену, убранный еловыми лапами и ветками рябины. Над помостом высилась деревянная конструкция в виде буквы «П», на ней тихо покачивалось несколько плетеных качелей, по форме напоминавших длинные люльки.

«Ух ты!» - воскликнула Ася. – «Здесь будет представление?»
«Да, моя дорогая, здесь будут танцевать феи! Таков уговор», - объяснила госпожа Осень.
«Настоящие феи?!» - удивилась Ася.
«Ну, конечно! Ведь сегодня праздник», - добавила хозяйка замка. В этот момент к ней подбежал малютка-креветка, сын привратника. - «Госпожа Осень, госпожа Осень!» - запищал он. – «Первые гости прибыли!»
«Очень хорошо, пусть проходят», - провозгласила госпожа Осень и направилась к высокому осеннему трону – точно такому же, какой вчера Ася видела в подземелье. А Креблошка помчался открывать ворота.

ГЛАВА 12. ЗАМОК ЧЕТЫРЕ СЫРА. Осенний праздник

«Пойдем, Ася, ты сядешь рядом со мной!» - позвала госпожа Осень. Как только они устроились, появились первые гости. Ася сразу заметила худую даму в шляпе из монпансье, которую видела еще в поезде по дороге в Простое Прошедшее. «Познакомься, моя дорогая!» - сказала госпожа Осень. – «Это Фея Драже! А это моя двоюродная племянница, Ася!»

Ася во все глаза смотрела на Фею Драже. «Вот если бы ее можно было сфотографировать, чтобы показать потом Варе!» - подумала она. Между тем, Фея Драже, сверкая зелеными глазами, протянула девочке неизвестно откуда взявшуюся баночку сластей и сдержанно улыбнулась. Ася встала и сделала глубокий реверанс.

Другими гостями, прибывшими на праздник, оказались три огромных мыши в форме железнодорожных служащих с тремя огромными букетами осенних листьев и колючих веток боярышника, усыпанных крупными красными ягодами.. «По, господин начальник поездов, Пла, господин начальник платформ, Ка, господин начальник касс!» - представились они и низко поклонились. Потом появился старый знакомый Аси, гном-какаду, который был тем самым первым встречным, показавшим девочке путь к замку Четыре Сыра. «Командор-Блю!» - представился он и, поклонившись, подал госпоже Осени красивую коробку, перевязанную лентой. На коробке значилось: «Листья и грибы, хвоя и шишки. Все из отборных сыров Простого Прошедшего!»

«С праздником, с праздником, госпожа Осень, с осенним вас праздником!» - повторял Командор-Блю, пока располагался за столом.

Теперь во двор хлынула толпа. Ася приметила в ней и своих старых знакомых: и господина Хрюнделя, выращивавшего помидоры, и господина Мопсина-Барбосина, садовника-грибника… И Каляку, Птицу-Секретаря Мельницы, который преподнес госпоже Осени в качестве праздничного подарка одну из своих разноцветных каляк-маляк в рамочке. «Это ваш портрет, госпожа Осень», - пояснил он. – «Я просто его накалякал… Вы знаете, в птичьем стиле!»

Вдруг Ася подпрыгнула. Среди гостей она узнала свою старую воспитательницу с продленки, которая обычно жалуется, что родители Аси так много работают! И всегда восхищается шевелюрой тети Весны! Видимо, поэтому пожилая дама тут же подобралась к госпоже Осени и, глядя на ее пышные рыжие волосы, достала из кармана… Не может быть! – горсть живых мотыльков! И стала сажать их прямо на локоны хозяйки замка!

Ася пыталась окликнуть воспитательницу, но та как будто ничего не слышала. Она тихо улыбалась и напевала себе под нос странную бессмысленную песенку:

В осенней траве…
В прекрасных садах…
Цветут мотыльки…
Как звезды, легки…

«Ну, будет, будет», - с улыбкой сказала ей госпожа Осень. И знаком велела Креблошке усадить воспитательницу за стол. Малыш тут же взял пожилую даму под локоток и мягко направил к пустому стулу. А госпожа Осень наклонилась к Асе и прошептала: «Ты ведь ее знаешь, не правда ли?.. Она потом ничего не вспомнит, так что не пытайся у нее что-либо спросить! Ведь она видит наш праздник во сне!»

«Как это?» - удивилась Ася.
«Ну, ей это снится, понимаешь? Вернее, ей это когда-то снилось. В прошлом. Мы же находимся в Простом Прошедшем! Многое из того, что ты видишь сейчас, давно уже произошло! Таков уговор!» - сказала госпожа Осень и обратилась к новым гостям.

Ася не стала ее больше расспрашивать, но она теперь знала, где воспитательница могла видеть такие же волосы, как у тети Весны. Ну, конечно же, на Осеннем Празднике в замке Четыре Сыра!

И девочка продолжила разглядывать гостей. Среди вновь пришедших она, к своему изумлению, увидела тех, о ком когда-то спрашивал ее малютка Креблошка! Вот – Леопард на ходулях, на шее у него, вместо галстука, болтается… точно! Летучая Мышь на веревочке! А вот – Цыпленок-Радуга! Ася догадалась, что это именно он, потому что цвет его перьев был радужно-пестрым, и весь большой Цыпленок переливался, как разноцветный шар. Но больше всех Асе понравился Медведь-Павлиний Глаз, самый обыкновенный говорящий мишка, у которого за спиной росли гигантские крылья – как у бабочки, все в пыльце, с чудесными узорами!

Всех этих жителей Простого Прошедшего пригласили на Осенний Праздник. Они явно были старинными знакомыми госпожи Осени. Многие ей кланялись и что-то дарили. И всякий раз волшебница представляла им Асю как свою двоюродную племянницу.

Поток гостей иссякал. Смеркалось. Пора было начинать представление. На арену вышли девушки в серебристо-прозрачных платьях, усеянных белыми бабочками и горящими светлячками. «Настоящие феи!», обрадовалась Ася. У каждой за спиной был пышный сверкающий бант. А на голове – венки из астр и ноготков. Они принялись жонглировать золочеными орешками – вроде тех, из которых были сделаны гирлянды над столами. С каждым их движением раздавался мелодичный звон. «Как бубенчики!» - восторженно пробормотала Ася. – «Светлячки звенят, как бубенчики!»

Вокруг арены собрались дети в старинной одежде – те самые, которые накрывали столы к празднику. У каждого в руках была длинная палка с привязанными к ней сверху пустыми жестянками. Ребята ритмично встряхивали палками, банки звенели, и получалась своеобразная мелодия. Ася вспомнила, что у одного из мальчишек, которых они с Варей встретили ночью в лесу, в руках был как раз подобный… музыкальный инструмент. «Хитренькие!» - подумала Ася. – «Сказали, что никаких фей не существует, а сами только что для них гремели!»

Закончив номер, феи бросили орешки гостям, один орешек поймала Ася. «Храни его», - тут же прошептала госпожа Осень девочке на ухо. – «Он принесет тебе удачу! Ведь подарок феи всегда приносит удачу, таков уговор!» Ася послушно опустила орешек в карман плаща.

Между тем, дети отошли от арены. Теперь к ней с четырех сторон приблизились привратники. Все они были сутулы и усаты. Все – в розовых комбинезонах. Один из них – старый знакомый Аси, креветка в «рокфоровом» колпаке. Трое других тоже были креветками и тоже носили колпаки под цвет других башен замка и других сыров: желтый, как эдам, оранжевый, как чеддер, и белый, как моццарелла. У каждого был прозрачный посох, похожий на леденец. Все четыре стража кинули свои посохи феям, те их ловко поймали и быстро взмыли по ним, как по канатам, на самый верх, в плетеные люльки качелей.

Феи раскачивались, а светлячки звенели, и Асе послышалась какая-то чудесная музыка, такая грустная и знакомая, как будто бы она слышала ее в детстве. Вокруг качелей в воздухе собрались хороводы из осенних листьев. Они кружились, а музыка становилась громче, и девочке показалось, что это какая-то колыбельная, может быть, ее пела ей тетя Весна, но только когда… Ася не могла вспомнить.

Тут к Асе подбежал Креблошка. «Ася, Ася!» - пищал он в восторге. – «Ася, мой папа выступил! Привратники еще выступают!» Ася рассмеялась и погладила малыша по его рокфоровому колпачку. Он совсем растаял и воскликнул: «Ася, а господин Птица Секретарь Мельницы говорит, что ты тоже волшебница!» - и он показал на Каляку, который сидел за столом и делал вид, что не замечает ни Асю, ни сына стражника, а целиком поглощен качающимися в плетеных люльках феями. Ася удивилась. «А что он еще сказал? А откуда он знает?» - но крошка-Креблошка уже прыгал на месте от переполнявших его чувств, и шарики-икра, которые по-прежнему были у него в лапке, мелко тряслись. «Ася, посмотрите скорее!» - вопил он, показывая себе под ноги. Ася глянула на землю. Булыжники, которыми был вымощен двор замка, вдруг начали дымиться. И стали прозрачными, как толстое стекло! Внизу, под ними, можно было разглядеть огромную раскаленную плиту – величиной с целый двор, на ней готовилась гигантская пицца. Над угощеньем трудились улитки-повара. Некоторые раздували огонь под плитой - с помощью виноградных листьев. Другие - ткали своими рожками, как и говорил малыш-креветка, теплое покрывало для праздничной пиццы.

«Не может быть!» - воскликнула девочка и взглянула на госпожу Осень. Та тоже смотрела себе под ноги и удовлетворенно улыбалась. Между тем, феи закончили раскачиваться, хороводы листьев разлетелись в стороны, а музыка смолкла. Стражники взяли свои прозрачные посохи и стукнули ими о помост. И тотчас же арена раздвинулась, и из нее стали выезжать по сверкающей ленте, освещенной светлячками, аккуратные кусочки праздничной пиццы – все разной формы. В виде звезд, в виде луны, в виде листьев, бантов, бабочек и конфет! А стражники ловили их на подносы и разносили гостям.

«Я побежал помогать!» - закричал Креблошка, и через секунду был уже возле арены. Он остановился и опять запрыгал от восторга. Он взлетал все выше и выше, пока, наконец, не угодил на сверкающую ленту и не покатился вниз – туда, где готовилось угощенье.

«О, нет!» - в ужасе крикнула Ася и вскочила со своего кресла. Малыш-креветка, это было отлично видно сквозь прозрачный пол, запутался в сыре и барахтался на пицце, не в силах спрыгнуть с горячей плиты.

Ася сама не помнила, как очутилась возле сверкающей ленты. Теперь по ней ничего не поднималось, медленные улитки протягивали свои рожки малышу, но тот слишком быстро вертелся и никак не мог ни за что ухватиться. Ему явно было горячо и страшно. Ася села на ленту и быстро, как по горке, съехала вниз, под землю. Она вскочила на панцирь одной из улиток, наклонилась и быстро схватила двумя руками барахтавшегося в сыре малыша.

Креблошка был спасен.


ГЛАВА 13. ПРОСТОЕ ПРОШЕДШЕЕ. Черные птицы и побег

Ася не чувствовала ни ожогов от расплавленного сыра, ни тяжести малютки. В два гигантских прыжка она выскочила по сверкающей ленте наверх. И только тут услышала, как все гости аплодируют ей, спасительнице Креблошки. Ее маленький друг все еще трясся от испуга, и вместе с ним тряслись розовые шарики, с которыми он, несмотря на опасность, не желал расставаться. Асе было очень жалко малыша, и она, не задумываясь, стащила с себя осенний плащ тети Весны и завернула в него Креблошку.

Девочка баюкала его и вытирала ему слезки, пока, наконец, он не оглянулся и в ужасе не запищал. Ася посмотрела вокруг и тоже очень испугалась. Все внезапно куда-то пропало, теперь они были не во дворе замка, а парили в бездонном черном небе, зловеще сверкавшем миллиардами горящих точек-звезд. Она посмотрела вверх, и ее охватил настоящий ужас: похоже, мир перевернулся. И теперь над ней висела земля, Простое Прошедшее, замок Четыре Сыра, двор с гостями, светлячками и феями, - все вверх ногами. У нее закружилась голова и она чуть не упала… ввысь!

«Плащ, скорее, плащ!» - услышала она отчаянный писк малыша-креветки. Она стала разворачивать Креблошку, и краем глаза заметила вокруг какое-то шевеленье. Это были черные звездные птицы, которых она вчера вечером видела в котле госпожи Осени. Черные звездные птицы, которые сливались с ночным небом, а потому были почти не заметны, и все же… И все же, Ася их заметила. Она торопливо развернула плащ, но от волнения никак не могла попасть в рукава. Пока она его надевала, золотой орешек, подарок феи, выкатился из кармана и полетел в черноту, где его схватила одна из ужасных птиц своим кривым клювом, и проглотила.

И тут же жадная птица как будто взорвалась, превратившись в сверкающий звездный фонтан!

Это Ася надела плащ и снова очутилась посреди замкового двора, рядом с ней – строгая госпожа Осень, а из центра арены летит запущенный стражниками праздничный фейерверк!

«Ася, девочка! Ты сняла плащ!» - восклицала госпожа Осень, силясь перекричать треск салюта. – «Теперь тебе надо бежать, у тебя всего несколько минут! Птицы тебя видели! Это птицы, которые питаются временем! Помнишь, мы кидали им секунды? Если они съедят время, оставшееся у тебя до поезда, ты рискуешь застрять в Простом Прошедшем надолго! Торопись!» - и с этими словами волшебница выхватила из рук перепуганной Аси Креблошку и указала на кованные ворота замка Четыре Сыра, тихо сиявшие вдали. Ася сорвалась и помчалась было к воротам. Но тут же остановилась и оглянулась на госпожу Осень. «Спасибо вам, спасибо!» - крикнула она, и хозяйка замка махнула ей на прощанье.

Ася подбежала к воротам. Но те были закрыты. Она вспомнила, как привратник открывал их, и громко крикнула: «Рокфор, рокфор, открой запор!» Ворота тут же послушно распахнулись, как будто понимали, что медлить нельзя. «Рокфор, рокфор, закрой запор!» - завопила Ася, оказавшись снаружи. И ворота закрылись. Она посмотрела на замок Четыре Сыра: над его вкусными сырными башнями кружили черные звездные птицы. Должно быть, они высматривали ее время!

И тут кто-то легонько боднул ее в бок. Она оглянулась. Рядом с ней стоял волшебный велосипед, весь усеянный светлячками, и толкал ее рулем, как рожками. «Три дюжины светлячков… Спасибо тебе, велосипед!» - только и успела шепнуть она, вспрыгнув в седло и изо всех сил нажав на педали.

Липовая аллея светилась праздничными огнями. Ася промчалась по ней со страшной скоростью, обогнула мельницу Каляки и поехала по темной грибной тропинке. Слева и справа от девочки стояли самшитовые скульптуры. Порой ей казалось, что они шевелятся, а кое-где в них проглядывают светящиеся точки звезд… Неужели это ночные птицы? – Ася изо всех сил крутила педалями. Наконец, она въехала на горку. Слава богу, это был уже помидорный огород! Здесь было светлее: замковый фейерверк освещал все небо. Но девочка, не останавливаясь, мчалась дальше.

Сухой переулок с красноватыми всполохами печек. Мокрый переулок – темный и очень страшный. Первая подворотня, вторая, третья. И – ура! – станция, освещенная желтыми фонарями.

Ася влетела на велосипеде прямо на платформу. И услышала спасительный гудок поезда. «Как же называется моя станция? Как?» - вдруг испуганно пробормотала девочка. Она проверила все карманы. Но билета и след простыл.

«А-а-а, это ужасно!» - закричала Ася и почувствовала, что по лицу у нее катятся слезы. «Ужасно, ужасно, ужасно!» - громко причитала она. Теперь все казалось ей бессмысленным. И эта станция, и грохот приближающегося поезда, и желтые фонари. И мышиная мордочка в окошке кассы. И даже звон бубенчиков где-то за спиной… Звон бубенчиков?!

Ася оглянулась. Рядом с ней стояла фея в серебристом платье – одна из тех, что выступали сегодня на празднике. Она протягивала девочке потерянный в суматохе билет. «Лесная касса. Простая прошедшая зона. Билет действителен в обе стороны», - значилось на нем. «Благодарю вас!» - воскликнула Ася, но, пока она читала надпись на билете, фея исчезла. И лишь вдали слышался звон бубенчиков и стрекот велосипедных педалей – видимо, фея отправилась обратно на волшебном велосипеде, освещенном тремя дюжинами светлячков.

Поезд, наконец, остановился. Ася подошла к двери. Ее уже ждала добродушная мышь-проводница. «Здравствуйте, здравствуйте, я вас помню, у вас билет туда и обратно!» - кивнула мышь. – «Проходите!»

Вот как! Ася так боялась, что потеряла билет, а оказалось, он и не был нужен! Чудеса!

Девочка вошла в вагон и села на знакомое обитое зеленым бархатом сиденье. И пока проводница готовила свой ароматный чай, Ася взглянула в окно. Ей показалось, что там кружили черные звездные птицы. Или это просто над желтыми крышами сверкало ночное небо?..

ГЛАВА 14. ВОЗВРАЩЕНИЕ

Колеса стучали. Вагон, в котором ехала Ася, на этот раз был почти пуст. Лишь в дальнем конце сидел уже знакомый ей Дед Мороз. Остальные пассажиры, видимо, отложили поездки, чтобы как следует позабавиться на Осеннем Празднике в замке Четыре Сыра.

Ася кивнула Деду Морозу, и он ей в ответ подмигнул. «Такая у него работа», - прошептала проводница. – «Ему всегда в Декабрь. Вот он и мотается. Месяц в Декабре проведет, а у нас это пара дней. Ну, мы его на обратном пути и подбираем. И опять – в Декабрь!»

«А что, у вас на железной дороге две станции Декабрь?» - удивилась Ася.

«Нет!» - рассмеялась проводница. – «Просто мы по кругу ездим. Вернее, по восьмерке. По бесконечной восьмерке! Ему нужно выехать из Декабря, чтобы вернуться в тот же Декабрь, но через год. И так всю жизнь!»

Ася еще раз взглянула на Деда Мороза. Она не могла себе представить, как это так, ездить по восьмерке много веков подряд… Но, похоже, он был всем доволен! Сидел, такой большой, румяный, и улыбался в ожидании стакана чая. И скоро мышь принесла на подносе – два стакана в красивых подстаканниках. Для Аси и для Деда Мороза.

Этот удивительный напиток пах так вкусно и уютно, что Ася, сделав несколько глотков, успокоилась и даже развеселилась. Трудно было поверить, что она только что неслась по темным переулкам Простого Прошедшего, удирая от каких-то сказочных птиц, которые питаются временем!

В окне стало светлее. Теперь Ася видела осенние деревни, озера, леса, - все как будто в предрассветной дымке. Ночь отступила. А вместе с ней исчезли и все страхи. Хотя… Жаль, конечно, что девочке так и не удалось досмотреть представление на Осеннем Празднике… И отведать праздничной пиццы! И сласти из коробочки Феи Драже! Ася вздохнула. Ей уже очень хотелось есть.

«Ну, ничего. Еще немного, и мы приедем», - сказала ей проводница, как будто услышав ее мысли. Ася улыбнулась. Все вокруг по-прежнему было волшебным. А она так любила волшебство!

Дымка за окном стала рассеиваться. Небо окрасилось розовым. Было раннее утро, и поезд приближался к стеклянной станции, затерянной в самом обыкновенном дачном лесу…

Оказавшись на знакомой платформе, Ася обернулась к проводнице. «Вам надо билетик отдать?» - спросила Ася. «Нет, что вы!» - засмеялась мышь. – «Мне-то он зачем? Он вам больше нужен!» - «А мне он зачем?» - удивилась Ася. – «Как это? Это ж подарок! Подарок феи! Настоящий счастливый билет!» - провозгласила мышь. Тут раздалось шипенье, и проводница, махнув серой лапой, исчезла в глубине вагона. А Ася долго еще стояла на платформе и смотрела, улыбаясь, вслед растворившемуся в рассветном лесу поезду.

Домой Ася шла через знакомые заросли. Чудеса продолжались. Кусты на Той Самой Тропинке расступались перед ней, как бы указывая путь. Наконец, она вышла на привычную дачную дорожку. И вскоре увидела свой дом.

Теперь Асе казалось, что она отсутствовала не сутки, а несколько лет. Все было как бы немножко другим. Деревья как будто бы подросли, трава – чуть сильнее подмерзла за ночь… Да и сам дом казался каким-то более старым и даже слегка облезлым по сравнению с тем, каким он был, когда она уезжала.

На пороге Асю встречала тетя Весна. Она улыбалась во весь рот. «Замечательно!» - воскликнула волшебница. – «Я только тебя проводила на станцию, и вот уже ты вернулась! Ну, заходи, я сейчас бутерброды сделаю, чаю приготовлю, а ты мне все-все расскажешь!»

«Тетя Весна, как это?» - спросила Ася. – «Ты говоришь, что только меня проводила… Ах, да!» - догадалась девочка. – «Ну, конечно, тут-то время стояло! А у нас, в Простом Прошедшем, оно очень даже бежало!»
Тетя Весна рассмеялась: «У нас, в Простом Прошедшем! Вижу, ты полюбила это место! Раз говоришь, «у нас»!»

И они вошли в дом. Ася, наконец, переоделась и отдала тете Весне волшебный плащ. Та внимательно его изучила и хитро сощурилась: «Вижу, ты колдовала!»
«Да», - гордо сказала Ася. – «А госпожа Осень сказала, что ты нас учишь колдовать, но мы пока это не понимаем!»
Тетя Весна усмехнулась: «Ну, что ж. Поймете, когда надо будет. А пока… Смотрю, тебя видели черные птицы!»
«Да, было жутко страшно!» - ответила Ася.
«Ну, ничего. Главное – ты все успела!» - успокоила ее тетя Весна. И принялась за бутерброды. Проснулась Варя. Она выглядела совершенно здоровой и ужасно голодной, как и старшая сестра! И совсем не помнила ни вчерашнего падения в воду, ни температуры. Ну, конечно, она ведь и не могла это помнить, этого же не было! Ведь Ася все исправила – благодаря госпоже Осени! Да и не только ей, а всем обитателям Простого Прошедшего!

«Ася, послушай!» - сказала вдруг Варя, изумленно оглядывая сестру. – «А где ты ночью была?»
«Почему ты спрашиваешь?» - улыбнулась Ася.
«А что у тебя за корзиночка с яблочками на голове?» - Варя прищурилась. Она так делала всегда, когда была готова спорить. Но сегодня, похоже, никто с ней спорить не собирался.
«Это волшебная корзиночка», - уверенно ответила ее старшая сестра. – «Хочешь яблочко?»

По дороге в город Ася дремала. Все-таки, она очень устала за последние сутки. А когда приехали, она прямо так, с яблочками на голове, переместилась в свою постельку и проспала до утра понедельника. В понедельник яблочки еще выглядели отлично, и Ася уговорила маму разрешить ей пойти в школу с волшебной прической. Чудеса продолжались! После уроков Ася отправилась на продленку, где страшно обрадовалась, увидев свою воспитательницу.

«Все-таки», - та покачала головой, как всегда, заводя свой любимый разговор о родителях Аси. – «Все-таки, родители твои так много работают! Никогда их не видела, даже не знаю, как выглядит твоя мама! Вот она придет тебя забирать, а я и не знаю, она это или нет! Зато тетку твою я знаю! Веселая тетка! И волосы у нее…» - тут воспитательница вздохнула и принялась поправлять свой седой пучок.

«У вас тоже хорошие волосы», - попыталась ее утешить Ася. Она вспомнила, как пожилая дама сажала мотыльков на рыжие локоны госпожи Осени и напевала странную песенку… Слова которой Ася, конечно, уже забыла…

«Да, ладно, чего уж!» - вздохнула воспитательница. И тут вдруг распахнулась дверь, и в школу вошла веселая и румяная тетя Весна! – «Так рано!» - удивилась пожилая дама. «У нас сегодня генеральная репетиция в садике, идем смотреть!» - пояснила тетя Весна. И они с Асей отправились к Варе на репетицию. Надо же было проверить, похожа Варя на Фею Драже, или нет!..

Конечно, Варя была очень похожа на Фею Драже. И, конечно, Ася потом помогла ей сделать особую шляпу из проволоки и прозрачных бусин, точь-в-точь как у настоящей Феи Драже. И шляпа эта потрясающе смотрелась на Вариных черных кудряшках! А на премьеру в садик пришли не только тетя Весна и Ася, но и мама, и папа сестер. Спектакль всем очень понравился! Вечером все отправились к тете Весне – смотреть на ее новые картины и пить чай с вареньем… Но это уже другая сказка. А сказка про Асю, которая не верила в чудеса, закончилась. Потому что теперь Ася в них верит. И – более того. Умеет колдовать!..
Комментарии